Форум о Чулпан Хаматовой
Текущее время: 29 Июнь 2017 10:13

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Автор Сообщение
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 03 Июнь 2012 22:28 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Спасибо, пригодится для архива!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 05 Июнь 2012 19:12 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
«Скрытая перспектива»: цена шедевра военного журналиста

В московском театре «Современник» состоялась премьера
В московском театре «Современник» состоялась премьера
Эмилия ДЕМЕНЦОВА, театральный критик

У Константина Симонова есть стихи, ставшие песней о военных корреспондентах. О людях, по долгу службы приносящих чаще всего плохие вести. О людях, не дающих забыть гибель других людей. Об избравших долг службы по долгу сердца.

Военные журналисты – вымирающая профессия. Их убивают. Наивно думать, что когда-нибудь эта военная специализация исчезнет, что люди будут исключительно мирных профессий, а война останется только в словаре редких слов.

У Симонова стихи заканчиваются на: «Кто-нибудь услышит,/ Снимет и напишет, / Кто-нибудь помянет нас с тобой!». Помянули в «Современнике» спектаклем «Скрытая перспектива».

Спектакль носит название книги родоначальника военной фотографии, основателя агентства «Магнум», Роберта Капы. «Скрытая перспектива»(«Slightly Out of Focus»), ставшая настольной для фотокорров, упомянута в пьесе.

Капа друг Хемингуэя и Стейнбека, оформлявший их книги, бывавший в СССР и погибший в 41 год, подорвавшись на мине во Вьетнаме, – яркий, не требующий комментариев пример журналистики некабинетного масштаба. Журналистики, девизом которой стало его «Если ваши фотографии получаются недостаточно хорошими, значит, Вы недостаточно близко фотографируете». Учитывая время и место подобных съемок, эти слова могут служить приговором.

Пьеса Дональда Маргулиса носит название «Time stands still», которое дословно можно перевести как «время застывает». Проделавший большую аналитическую работу при написании пьесы, автор, кажется, зашифровал в ее названии самое важное для его героев – still – можно перевести еще и как кадр, снимок. Фотографу дано остановить мгновение. Военный фотограф останавливает его, не задумываясь прекрасно ли оно.

Изменив название спектакля, его создатели невольно породили игру слов и смыслов - у Капы – речь о том, что не в фокусе, у Маргулиса – о том, что в кадре. Эта «игра» очень подходит к спектаклю, в котором второй план, порой, оказывается важнее первого. На первом плане – возвращение с очередного задания подорвавшейся на мине фотокорреспондента Сары (Чулпан Хаматова).

Ее, собранную по частям, перенесшую кому, опекает друг (в перспективе – муж, в финале – бывший) журналист Джеймс (Сергей Юшкевич), навещает фоторедактор (Александр Филиппенко) с подружкой (в перспективе - женой) (Дарья Белоусова). На втором – паузы, многозначительные и, от невозможности высказать, красноречивые и бессильные. В них, бессловесных, вложено больше, чем в текст. «Скрытая перспектива» - премьера вдвойне. Российский зритель незнаком с творчеством американского драматурга Дональда Маргулиса, лауреата Пулитцеровской премии.

Его пьесы популярны на родине (Бродвей) и известны в Европе. Режиссер Евгений Арье, поставивший в «Современнике» уже знаменитый спектакль «Враги. История любви» о жизни после концлагеря, первым представил пьесу Маргулиса в России. В обоих спектаклях на совершенно разные, разорванные во времени темы, оказалось много общего.

И актерский дуэт Хаматовой-Юшкевича, и холодный мрак декораций Семена Пастуха, и отдающаяся в висках музыка Ави Беньямина, и потерянность (безысходность) персонажей, героев в полном смысле, свидетелей и очевидцев, оказавшихся жертвами увиденного, для которых пространство и жизнь разделились на «здесь» и «там». Героев, как совершивших преступления, мучает вина. У Сары это умысел – всю жизнь она извлекает выгоду из чужих трагедий, у Джеймса – неосторожность – он вынужден был уехать и оставить Сару в «горячей точке» после того, как на его глазах расстреляли мать с детьми. Джеймса, казнящегося «если бы я остался...» мучают кошмары, а Сару…

Сара мучает окружающих то вспышками резкостей, то циничным равнодушием. Мучает и себя. «Эмоция достает тебя, когда ты останавливаешься, и тогда то, что ты пропустил через себя становится болезненным. Возможно, мой секрет в том, что я останавливаюсь не так часто», - эти слова военного корреспондента Си Джея Чиверса приведены в буклете к спектаклю. В них еще одна разгадка «Тime stands still» - момента, когда время вокруг замирает, и человек воскрешает в памяти увиденный наяву кошмар. Такое «промедление смерти подобно».

Сара, сменяя одну угрозу жизни другой, путешествуя по нарывам мира, боится остановиться и задуматься, боится, что ее «накроет». Нет сил и воли оглянуться и пропустить через себя боль тех, незнакомых, что никогда не позабудутся, отпечатавшись в памяти фотоаппарата и фотографа. Остановишься – погибнешь, не от снаряда, так от разрыва сердца. Пьеса, в сущности, напоминает разбитое на части интервью с военным фотографом.

Автор продумал все возможные вопросы, все болезненные аспекты профессии, напомнил о судьбах и значении людей, которые «с лейкой и с блокнотом, а то и с пулеметом» проходят «сквозь огонь и стужу», передавая нам самое ценное, что есть сегодня, – информацию; людях, которые порой не возвращаются, но чей труд не уходит безвозвратно. Им, погибшим при выполнении своего профессионального долга, и посвящен спектакль. «Скрытая перспектива» балансирует на грани театра документального, так как все в ней правда, и театра социального, социально значимого.

К спектаклю издан без преувеличения уникальный буклет с выдержками из интервью и фотографиями военных журналистов. Тексты в буклете оказываются пронзительнее пьесы, в них несыгранная беда, концентрированная трагедия, представленная читателю без посредников. В нем все ключевые мысли пьесы, с проставленными именами и фамилиями, документальные мысли. Кажется, разговоры о том, что удалось/не удалось режиссеру и актерам в данном случае неуместны.

Театр «Современник» задумывался как театр неравнодушный, и создатели нынешней постановки, верно следуя ориентирам, сотворили не столько спектакль, сколько исполнили гражданский долг. Пьеса Дональда Маргулиса бесхитростна и лишена интриги. Но в ней есть главное – конфликт. Диалоги Сары и Джеймса, полные откровений и болезненных воспоминаний, превращаются в противостояние.

Вернувшись с фронта военных действий, Сара попадает не в тыл, но на домашний фронт. Фронт, на котором сталкиваются два военных журналиста, спорящих о себестоимости и необходимости своего риска, и два близких человека, счастью которых мешает осознание несчастья сотен тысяч других людей. Разбавляет атмосферу спектакля Александр Филиппенко.

Он, играющий даже в полсилы, создает настоящий праздник для зрителя. Его герой, ироничный расчетливый редактор, верный друг и любитель приударить за молоденькими тоже переживет гуманитарный конфликт семейного масштаба. «Надоели умные, хочу простоты», - под таким девизом он женится на недалекой, но оборотистой (по возрасту – внучке), Мэнди, которая всегда будет «в кадре».

Роль Дарьи Белоусовой, пожалуй, самая динамичная в спектакле и актриса справляется с ней достойно. Ее героиня и ретранслирует вопросы автора к герою-журналисту, и затевает споры, и ведет свою линию «здорового взгляда на мир». Ее Мэнди – специалист по организации событий (праздники, вечеринки и т.п.), вступает в спор с Сарой, тоже специалистом по событиям, но иного рода (войны, голод, геноцид…).

Сталкиваются позитив и негатив (и в фотографическом смысле). Мэнди, эксперт по воздушным шарикам, искренне радуется, пролистывая на компьютере «красивые фотки», ради которых Сара рисковала жизнью, и гневно обвиняет ее в бездействии и не оказании помощи лицам, запечатленным на них. Именно Мэнди доверено доведение героев и зрителей до морального тупика. Нелепая, как чеховская Наташа, над которой герои-интеллектуалы смеялись в первом акте, она берет реванш во втором.

«Научитесь радоваться!» - заматерев, наставляет она надоевших ей вечной депрессией Сару и Джеймса. Джеймс же и рад начать новую нормальную жизнь. Он мечтает о семье и нехитром комфорте, жаждет засветить кадры прошлого, избавиться от поглотившего его страха после пережитого шока. Джеймс даже на бумаге оказывается неспособным вернуться туда, где гибнут люди. Он, живой и невредимый, стал подлинной жертвой в отличие от искалеченной Сары.

Ее кости срастутся, шрамы зарубцуются, а его душевную рану не сможет залечить даже время. Герой, точно понятый Сергеем Юшкевичем, мучаясь бессонницей, смотрит ужастики, стараясь заместить ужасы реальности вымыслом. Сару же, привыкшую к опасности, пугает комфортный быт ее квартиры. Военный быт, когда каждая минута проживается как последняя, ей яснее и понятнее мирной жизни. Она, борющаяся за мир в мире, в сущности, презирает его.

Мирное население не интересно ей, пока ему не грозит опасность. Так, Джеймс, выбравший мирное существование, после девяти лет совместной жизни теряет для нее всякий интерес. Она признается, встретились бы они в баре, она бы не обратила на него внимания, но они увидели друг друга в эпицентре гуманитарной катастрофы, «горячей точке», которая и зажгла в ней страсть. Все то, что за пределами кадра, числится у Сары побочным, второстепенным.

Ее, держащей объектив, жизнь тоже лежит за границей кадра, и потому она перестает быть женщиной, но ни на мгновение – фотографом. «Где моя камера?» - первый вопрос загипсованной Сары, переступившей порог дома. От женского – только инстинкты и вспышки страсти на лезвии смерти, тем и можно объяснить ее измену с фиксером (проводником из местных) Тариком. Кажется, если бы он не погиб, подорвавшись вместе с ней, она и не вспомнила бы о нем.

Чулпан Хаматова играет эдакого Хэмингуэя в юбке, все сводящего лишь к теме войны и подвигов, на вопрос «кофе или..», все чаще выбирающего «или». Ее Сара, несмотря на все подтексты, получилась монотонной, даже скучной, а, главное, неубедительной. «Верю» на вопрос Джеймса о том, верит ли она в то, что ее труд может что-то изменить в этом мире, вернуть в него мир, это неколебимая вера в свой долг. А вере чужды аргументы. Это через паузу «верю» от сердца, замершего и не способного перенести чувство того, что его боль напрасна.

На стороне Джеймса здравый смысл и утверждение из школьных учебников, что подвиг – это девиация, отклоняющееся поведение. Дональд Маргулис тонко проводит мысль о том, что военная журналистика это и искусство. Так, Сара, равнодушная к своей славе и популярности, в отличие от Джеймса, остро ощущающего себя «рядовым», пролистывая авторский экземпляр альбома со своими фотографиями, приходит в гнев, когда видит фото, напечатанное на развороте.

В тот момент ей жаль «убитого» фото, а не убитого на нем. И вот ведь чудовищный парадокс: фото, на котором беда и смерть может быть страшно (!) красивым. Но как соотнести восхищение с ценой этой красоты? На ту же тему вписана беседа о театре. Герои говорят о том, как люди способны платить большие деньги за билет на спектакль, «вгоняющий их в депрессию». «Скрытая перспектива» - спектакль не развлекательный и даже не обнадеживающий. Как лекарство – горькое, но необходимое. Ведь он о том, что мы в состоянии пропустить мимо ушей, обойти взглядом.

Об умышленном обмане зрения, избегающего неприятных «картинок с выставки» нашей жизни. Он лечит равнодушие, приводящее к тому, что кадры из чужой далекой хроники становятся близкой реальностью. Он о том, чтобы люди задумались над тем, как им в один из дней не оказаться под прицелом двух объективов, – только один из которых принадлежит журналисту. Финал пьесы не рассудит героев, отправит каждого по своему пути – Джеймс познакомится с камбоджийкой-реаниматологом (может быть, она вернет его к жизни), Сару будет ждать Кабул. И будет ждать Нью-Йорк. Но дождется ли…

На сцене, на которой воссоздан интерьер нью-йоркского лофта (элитное жилье на чердаке бывшей фабрики), отгороженной от зрителей стеклянной стеной-экраном, закроется фортка. Щелкнет как затвор. Затвор фотоаппарата или автомата? На экране загорится: «В 2011 году погибли 103 журналиста». И спектакль закончится минутой молчания. А потом кто-то зааплодирует, а кто-то разведет руками.


Комментарий к файлу: Фото: РИА "Новости"
3860370.jpg
3860370.jpg [ 97.14 Кб | Просмотров: 3814 ]
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 21 Июнь 2012 10:06 
Не в сети
ЧулпаноФан
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Май 2012 17:18
Сообщения: 844
Откуда: Краснодар
Дарья Белоусова о спектакле (в т.ч.) «Скрытая перспектива»
viewtopic.php?p=24549#p24549

_________________
Юрий Шевчук: Главное - работать, а не заниматься чесом.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Новый спекткль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 14 Июль 2012 22:08 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Сергей В. писал(а):
Новый спектакль, как я понял, основан на книге Bang Bang Club авторов Greg Marinovich и João Silva, по которой был снят фильм. У нас он фигурирует под названием "Клуб безбашенных". Как будет называться спектакль - не знаю.

Это я написал в самом начале темы и теперь не могу понять, откуда это взял. Никто не помнит? Потому что этот фильм, хоть и тоже про фотокорреспондентов в ЮАР, имеет совершенно другой сюжет... :( Но не сам же я это придумал!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Новый спекткль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 17 Июль 2012 17:53 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Октябрь 2010 10:24
Сообщения: 1028
Откуда: Харьков
Сергей В. писал(а):
Сергей В. писал(а):
Новый спектакль, как я понял, основан на книге Bang Bang Club авторов Greg Marinovich и João Silva, по которой был снят фильм. У нас он фигурирует под названием "Клуб безбашенных". Как будет называться спектакль - не знаю.

Это я написал в самом начале темы и теперь не могу понять, откуда это взял. Никто не помнит? Потому что этот фильм, хоть и тоже про фотокорреспондентов в ЮАР, имеет совершенно другой сюжет... :( Но не сам же я это придумал!

Ну, наверное просто тебе так показалось. Ссылок же ты не давал. :ой:



В ЖЖ один театроман Павел Руднев в конце каждого театрального сезона вывешивает свой список победителей. В этом году он посмотрел живьем 231 (!!!) спектакль, в основном, конечно, в Москве. И в рейтинг попала новая роль Чулпан Хаматовой. Кажется, что в 2013-м году "Скрытую перспективу" ждут театральные премии и награды. :)
Цитата:
Лучшая женская роль - Ирина Пегова / Негина, «Таланты и поклонники», Театр им. Маяковского;
Чулпан Хаматова / Сара Гудвин, «Скрытая перспектива», реж. Евгений Арье, «Современник»

http://pavelrudnev.livejournal.com/1321647.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 17 Июль 2012 21:50 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Цитата:
Ну, наверное просто тебе так показалось. Ссылок же ты не давал.

В том-то и загадка - я про этот фильм (Bang Bang Club) раньше никогда не слышал...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 20 Июль 2012 18:55 
Не в сети
ЧулпаноФан
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Май 2012 17:18
Сообщения: 844
Откуда: Краснодар
"Скрытая перспектива", московский театр "Современник", 25, 26, 27 июля
Цитата:
В московском театре "Современник" в этом сезоне дважды высказались на одну из самых горячих тем нашего времени. Сначала ее отчетливо выразил Гарик Сукачев с Михаилом Ефремовым в спектакле "Анархия", а потом режиссер Евгений Арье с Чулпан Хаматовой и Сергеем Юшкевичем в спектакле "Скрытая перспектива".

Это история про особый соблазн: нас соблазняет любовь к жизни, у которой есть много лиц, в том числе - неприятное. Это она, жизнь, покупает нашу отзывчивость, гражданскую и человеческую совесть за успехи на житейской ярмарке тщеславия или просто - за спокойствие и достаток.

Пьесу Time stands still современного американского драматурга Дональда Маргулиса (в 2009 году ее ставили в Лос-Анджелесе, а потом два сезона играли на Бродвее) прочитала Чулпан Хаматова, перевел Василий Арканов, а поставил Евгений Арье. У нас ей дали новое название - "Скрытая перспектива" по имени книги Роберта Капы, определившего стилистику военной фотографии в ХХ веке. Именно эту книгу дарит двум военным корреспондентам в качестве свадебного подарка их старший коллега Ричард. Собственно, и этот жест, как и сам персонаж Александра Филиппенко, становится острейшим пунктом всего спектакля, определяя своего рода точку невозрата. Он - когда-то военный фотограф, а теперь редактор в солидном издании - отлично знает, что значит его компромисс. Он означает, что кто-то другой - к примеру, героиня Чулпан Хаматовой Сара, отправится в Афганистан и Ирак, Сирию и Чечню. Кто-то другой будет жертвовать жизнью ради снимка, который облетит всю планету и потрясет мир.

Едва не погибшую в очередной "горячей точке" Сару выхаживает ее друг и журналист Джеймс (Сергей Юшкевич) и мечтает теперь зажить с ней тихой семейной жизнью в Нью-Йорке. А она - тоскует по своей работе, хотя порой ее мучают страшные сомнения в том нравственном выборе, который ей приходится делать каждый день, снимая смерть и боль вместо того, чтобы спасать.

Убежденность в необходимости и мучительные сомнения в правомочности создания этих кровавых документов составляют главное интеллектуальное напряжение спектакля. Не будь этого мотива, спектакль легко мог бы завалиться на один бок - душещипательной мелодрамы. Но театр, решивший поставить пьесу, два сезона шедшую на Бродвее, посвятил ее двум погибшим журналисткам - Анне Политковской и Мари Колвин, погибшей как раз в те дни, когда Чулпан Хаматова пыталась поговорить с ней об этой пьесе и ее героине.

Режиссеру и художнику Семену Пастуху, сочинившему аскетичное пространство двухэтажного нью-йоркского лофта, ежедневная угроза жизни знакома не понаслышке (оба несколько десятилетий работают в Тель-Авиве).

Знакомо ли вам это смешанное чувство восхищения и недоумения, когда вы оказываетесь лицом к лицу с примером страстной, опасной жизни тех, кто работает в "горячих точках"? Эта "скрытая перспектива" нашей с вами жизни, ежеминутно чреватой кошмаром. И вот что тогда выбрать? И где тогда правда?

http://www.rg.ru/2012/07/20/teatrk.html


13p_teatr250.jpg
13p_teatr250.jpg [ 19.39 Кб | Просмотров: 3542 ]

_________________
Юрий Шевчук: Главное - работать, а не заниматься чесом.
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 25 Июль 2012 2:58 
Не в сети
ЧулпаноФан
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Май 2012 17:18
Сообщения: 844
Откуда: Краснодар
Сергей Юшкевич: «О том, что болит»
Сергея Юшкевича московский зритель полюбил после спектакля Евгения Арье «Враги: история любви» — этакий «осенний марафон» из жизни бывших узников концлагеря. За эту постановку театр получил «Золотую маску». В нынешнем сезоне Евгений Арье выпустил в «Современнике» еще один спектакль. «Скрытая перспектива» — драма из жизни пары журналистов, написанная американцем Дональдом Маргулисом. Она — фотокор, едва не погибла в Афганистане, но хочет вернуться туда снова. Он просит ее остаться дома, рожать детей и вести обычную жизнь. Она — Чулпан Хаматова, он — Сергей Юшкевич. «ВД» побеседовал с артистом о работе над постановкой, спорах с режиссером и поисках героя.

Читать
Пьеса Дональда Маргулиса очень смелая. В театре спектаклей на эту тему вообще не было. Вы помните свою реакцию, когда увидели перед собой текст?
Мне очень понравилась тема, которую затронул Маргулис. И совершенно не понравился перевод Василия Арканова. Он очень приблизительный, неточный. И Чулпан, и Евгений Михайлович говорили, что в оригинале много вещей, которые неподвластны переводу. У Маргулиса воспроизводится язык определенной части общества, узнаваемой в американской среде. Этим людям присущ особенный юмор, некоторая жесткость. Там fuck через страницу. А наш текст впадает в мелодраму, его вообще больше, чем нужно. «Перспектива» тянет максимум на два часа двадцать минут с антрактом.

Вы спорили с Арье?
Я настаивал на сокращении текста, но Евгений Михайлович был непреклонен. На этот раз нам работалось невероятно трудно. Я не понимал, почему так долго приходится отстаивать очевидные вещи. Если за другие наши работы я мог глотку перегрызть любому, кто начинал спорить. И у меня был грузовик аргументов. То здесь у меня аргументов нет. И когда я читаю критиков, которые пишут по поводу пафосности, морализаторства, отчасти мелодраматизма, я с ними абсолютно согласен. К сожалению. Мы не дотянули до того уровня, который нам грезился. Благо, в театре после премьеры поиск только усиливается.

Если Вам все не нравилось, почему Вы согласились на роль?
Во-первых, потому что это Арье. Знакомство с ним — крупное событие в моей жизни. Я, наверное, могу назвать его своим режиссером, несмотря на некоторое мою неудовлетворенность последней работой. Арье всегда берет самый острый материал, он глубоко копает. У него фантастическое ощущение фальши на сцене.

А как реагировали на материал остальные актеры?
Вся наша четверка — люди горячие. Порой споры были очень жесткими. Приходилось даже извиняться после, — таким было недопонимание.

Что лично для Вас было самым трудным?
Моего героя надо было искать и выращивать заново. К счастью, у нас были замечательные консультанты. Юра Козырев, которого привела Чулпан. Марк Франкетти из Sunday Times. Мы слушали их, записывали за ними. Расспрашивали, как они ведут себя в тех или иных ситуациях.

У Вас были реальные прототипы?
Если отвлечься от Маргулиса, то неким прототипом героини Чулпан был Юра Козырев, а моим - Марк Франкетти. Он пишущий журналист, как и мой герой Джеймс. И он отказался от войны, когда у него родился второй ребенок, и до сих пор не уверен правильно ли он поступил.

Что для Вас стало открытием после разговоров с ним?
Каждый из военкоров слышит некие звоночки внутри себя - когда всё, предел, надо уходить. Из конкретного места, или с войны вообще. Они слышат предупреждения, что-то вроде «эй, старик, завязывай, твой лимит на этой территории исчерпан».

Сергей, Вы оправдываете своего героя Джеймса?
Отчасти я с ним согласен. Он принадлежит к уникальной категории людей, которые рассказывают нам об актах бесчеловечности на земле. Чтобы мы не расслаблялись, разъезжая на хороших машинах, растя детей и путешествуя по благополучным странам. Нельзя молчать. Это правда. Но правда еще и в том, что они не хотят умирать. И если чувствуют, что наступил передоз стресса, возвращаются в мирную жизнь. Это нормально.

Евгений Михайлович в одном из интервью сказал, что спектакль нельзя играть, не имея собственной жизненной позиции на этот счет.
Абсолютно верно. Но эту позицию трудно определить сразу. Когда я начинал репетиции, у меня была позиция Мэнди, которая ничего не хочет знать об ужасах, ее не касающихся. Я сейчас я могу сказать, что сам на войну бы не поехал. Но благодаря роли в спектакле я стал понимать этих людей. Как они нужны и важны. Как важно и нужно их оправдывать, если в какой-то момент они решают изменить свою жизнь. Нам рассказывал Вадим Фефилов, что однажды с ним в Сомали не полетел оператор. Сказал «не могу» и всё. Эти люди никогда никого не уговаривают, не настаивают. Потому что если ты вдруг настоял, и человек поехал с тобой и погиб, ты до конца дней себе этого не простишь.

Если представить идеальную ситуацию, - Вы можете контролировать зрительскую реакцию. Что бы Вы хотели, чтобы каждый понял?
Я бы хотел, чтобы зрители осознали, что не все на земном шаре имеет человеческое начало. В 2006 году я снимался в Сирии, влюбился в эту страну, в ее жителей. Сегодня, когда я включаю телевизор, я ужасаюсь. Там же одно сплошное выжженное поле. Что произошло с людьми? Кто этот кошмар спровоцировал?

Спектакли «Враги: история любви» и «Скрытая перспектива» в какой-то степени задают вопрос не только зрителю, но и Богу. Если есть холокост, война, есть ли Бог?
Бог уже ответил на все вопросы. Но мы не знаем его ответа. Все так, как есть, и ничего не меняется. К сожалению.

В нашем разговоре Вы упомянули мелодраматичность спектакля «Скрытая перспектива». Во «Врагах» она тоже заметна... Вас не смущает этот жанр?
Сравнивать эти спектакли нельзя. У Зингера можно впасть в мелодраму, но зритель все равно будет видеть и чувствовать больше. Потому что Зингер — это, прежде всего, философия. Он исследует роль мужчины в женском космосе и его предназначении. У Зингера каждое слово на вес золота. В отличие от Маргулиса. Если здесь впасть в мелодраму, то это будет тупая, прямо-таки бульварная мелодрама. На уровне книжек «Любовь на песке», «Любовь на траве», «Два голубя», «Три лебедя»... В это легко впасть, но как же не хочется. Смертельная ошибка для «Скрытой перспективы».

В обоих спектаклях Арье в «Современнике» Вы играете человека сломленного, раздавленного обстоятельствами, с мятущейся душой. Вам самому свойственны душевные метания? Говорят, мужчины актеры более чувствительны, нервозны..
Может быть, у актеров-мужчин чувствительность очевиднее. Мы менее сдержанны в эмоциональных порывах. Обычные мужчины более закрыты. Мой герой Джеймс как раз из таких. Поэтому мне и трудно его играть, я его до конца не нашел.

Сергей, играя в остром материале, Вы сами верите в том, что театр может хоть что-то изменить?
Подсознательно каждый из нас на что-то надеется. Но все равно понимает, что ничего не изменить. Просто мы делаем, что должны. Говорим о том, что болит. А дальше.... Для кого-то наш спектакль - повод что-то изменить в своей жизни, для других - повод зевнуть и пойти поужинать.

Так много равнодушных людей?
Нет. Эта ситуация означает, что в чем-то они просто не готовы, а что-то не дотянули мы. Не бывает так - зритель плохой, поэтому уходит.

Не плохой, но почему-то постоянно жаждет комедий.
Комедий? Ради бога. Любая антреприза с Машей Ароновой, и вы получите то, что хотите. В Москве больше 400 театров, комедию найти вообще не проблема. А такую историю, как эта, в Москве не найдешь нигде. Глупо идти на «Скрытую перспективу» в надежде отхохотаться. Разговор серьезный.

Вам самому не близок развлекательный театр?
Я за качество. Пусть будет развлекательный театр, но пусть будет качественным.

Сергей, после спектакля «Враги: история любви» Ваше имя стало заметно популярнее. Теперь вот «Перспектива»...
«Враги» - спектакль изумительный, это очевидно. Но не благодаря мне. Я не чувствую увеличения популярности. После «Врагов» никаких изменений не произошло. Ни по деньгам, ни по работе.

Раньше Вы работали в Театре Маяковского. Сейчас Вы следите за ним? Когда худруком стал Миндагаус Карбаускис.
Я вступил на территорию этого театра только после ухода Сергея Арцибашева. Совершенно не понимал этого человека. Пока он был там, я туда не заходил. Это была моя принципиальная позиция.

У Вас был личный конфликт?
Нет, конфликта не было. Он даже предлагал работу в качестве приглашенного актера. Но я отказался.

И все же в «Маяковке» Вы проработали не один год. Как попали в Современник?
Благодаря Чулпан Хаматовой. Тогда Галина Борисовна репетировала «Трех товарищей». Сережа Гармаш не мог выпустить премьеру, у него начинались съемки «Каменской». Ему искали замену, хотя я лично не считаю себя его заменой.
Была церемония вручения «Золотой Овен», там мы и встретились с Чулпан. Она невзначай спросила, не хотел бы я попробовать. Галина Борисовне я передал какую-то демоверсию нарезок из своих фильмов и спектаклей. Она посмотрела, пригласила к себе. Наша встреча произошла 3 июня, для меня это памятный день. И вот уже 13 лет, как я работаю в театре «Современник».

Вы считаете его своим домом?
Нет, никогда не понимал этого выражения «театр-дом». Для меня дом - это моя жена и дети, мама. Но «Современник» я люблю. В первую очередь, за Галину Борисовну. Все, что здесь происходит - это ее усилия. Кроме того, меня восхищает работа администрации, благодаря которой у нас всегда аншлаг. Этот театр — как хорошо отлаженный механизм. Как часы, при чем швейцарские.

Какой театр Вы любите как зритель?
Я и моя семья обожаем театр Юрия Погребничко. Мы пересмотрели там все по несколько раз. Это наш семейный театр. Лично для меня поход туда равнозначен глотку родниковой воды.

А кино какое Вы любите?
Я киноман. У меня огромная коллекция фильмов. Я люблю Софию Копполлу, Хулио Медем, Теренса Дэвиса, Педро Кошту.

Почему Вы не в кино?
Я театральный актер. И выбора нет. На территории этой страны кино не растет.

Почему?
Жизнь такая. Все кучкуются вокруг золотого корыта. Кто там пристроился, хрюкают друг другу в уши. Тем временем настоящего в кино почти не происходит.

Давайте о приятном. Как Вы отдыхаете?
Валяюсь. Гуляю с детьми в парке. За границу мы выезжаем нечасто. Недавно были в Португалии. Детям так понравилось, что они не хотели возвращаться.

А Вы?
Я? Нет, я не смог бы жить в другой стране. Мне просто хочется за границу чаще кататься. Везде красота, чистота, красота. Люди улыбаются друг другу. Что у нас происходит, я не знаю. Как будто русские люди инфицированы какой-то болезнью, и диагноз еще не поставлен.

В будущее Вы, как я понимаю, смотрите без оптимизма?
Пока да.

И тем не менее, со стороны кажется, у Вас все есть: сильный театр, интересные спектакли, семья. Чего Вам не хватает?
У меня, действительно, все есть.

фото(1): пресс-служба театра
фото (2): Михаил Гутерман


Наталья Витвицкая

Журнал «Ваш Досуг» №29 (25 июля - 5 августа 2012)
http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68937/


BEST_19-пресс-служба.png
BEST_19-пресс-служба.png [ 112.11 Кб | Просмотров: 3507 ]

_________________
Юрий Шевчук: Главное - работать, а не заниматься чесом.
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 25 Июль 2012 9:39 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
15 Апрель 2009 17:01
Сообщения: 1088
Откуда: Казань
Толя, спасибо! Интересно)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: "Скрытая перспектива" - Новый спектакль в "Современнике"
СообщениеДобавлено: 25 Июль 2012 10:55 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Толя, присоединяюсь!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
[ На главную сайта ] [ Биография ] [ Работы в театре ] [ Работы в кино ] [ Фотографии ] [ Интервью ] [ Ссылки ] [ http://khamatova.info/ ]
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB