Форум о Чулпан Хаматовой
Текущее время: 25 Июль 2017 19:33

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Спектакль ''Гроза''
СообщениеДобавлено: 09 Апрель 2006 13:31 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение

Изображение

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 09 Апрель 2006 13:33 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Вот зедвсь вот еще статья. Я по-англицки не очень, но вроде что-то про Грозу есть. Сереж, если нет, то тогда я уберу.

The Latest Word

While based on seasoned favorites, two new productions bring a fresh approach to the plays of Anton Chekhov and Alexander Ostrovsky.

By John Freedman
Published: April 23, 2004

Russian classics in unusual interpretations form the basis of very different new shows at the Sovremennik Theater and the Theater na Maloi Bronnoi. "The Storm" at the Sovremennik is a modern rendition of Alexander Ostrovsky's classic drama, while "The Teacher of Rhythm" at the Theater na Maloi Bronnoi is a contemporary play by Yekaterina Sadur that develops themes and characters from the plays of Anton Chekhov.

Sadur describes her play as an example of "new Russian mysticism," and director Vladimir Ageyev took her at her word, creating a production that is dreamy and purposely obscure. Sadur's episodic play doesn't really develop plot or character, but jumps from one more or less discrete segment to the next. Throughout the performance we get to know characters from different angles and different eras. The parents of the 23-year-old Zoya, for instance, are two lively teenagers (Alexander Golubkov and Darya Luzina) who appear as specters from the past.


Zoya (Svetlana Timofeyeva-Letunovskaya) is at the center of most of the twists and turns that, in a Chekhovian fashion, take place at a country home and include a good deal of flirtation and pining for better days -- whether in the past or the future. Zoya is writing a play that is partly performed, though without success, there at the dacha, but this play may also morph into the play we are seeing unfold before our eyes. In any case, she bases it on those around her; to their chagrin, not even changing their names.

Zoya is still involved with Misha (Ivan Smirnov), the sweetheart of her youth, but increasingly realizes she is in love with Ivan (Ivan Shabaltas), a struggling writer and Misha's father. Also among the guests are the old actor Minsky (Sergei Parfyonov) and his obsessively devoted wife Lyudmila (Larisa Bogoslovskaya), and the wealthy Ismael (Alexander Nikulin), who hopes to buy the home they are staying in.

The echoes of Chekhov's "The Sea-

gull" and "The Cherry Orchard" are omnipresent in "The Teacher of Rhythm." Ismael is a descendant of Lopakhin, the former serf who bought the cherry orchard his father had once worked on. The character of Zoya appears to draw equal inspiration from Chekhov's ill-fated pair of lovers, the young writer Treplev and the would-be actress Nina Zarechnaya from "The Seagull," while Ivan shares some qualities with the writer Trigorin from the same play.

The connections to Chekhov are never parallels, and very little in this show is drawn out to a logical conclusion. Ageyev and Sadur both seem intent on creating a mood piece, something that is reflected in Marina Filatova's set -- a kind of crumbling, Greek-tinged garden, behind which filmic scenes of the Russian countryside are projected onto a screen draped with a transparent curtain.

Director Nina Chusova took almost, though not quite, as much liberty with Ostrovsky's "The Storm" as playwright Sadur did with Chekhov's plays. In this production, which the director calls a "fantasy" on the play's themes, the majority of characters, if not all of the text, are in place and the story is what we expect: The young, spirited Katya, living in the stifling world of a provincial backwater and suffering under the heavy hand of an overbearing mother-in-law, can only rebel. Rebellion, of course, has fatal consequences in these circumstances.

But Chusova brought a radically modern approach to this familiar play, interpreting its people as infantile caricatures, some of whom struggle to find humanity in themselves, some of whom do not. In the early going, the juvenile behavior of everyone, from Katya (Chulpan Khamatova) and her mother-in-law Kabanova (Yelena Yakovleva) to her spineless husband Tikhon (Maxim Razuvayev), can make for tedious going. Kabanova, dressed, like all the women, in a brown schoolgirl dress, whines like a baby, while Katya is the picture of a spoiled brat.

This kind of behavior is echoed in others. The town eccentric Kuligin (Alexander Oleshko), a man with certain intellectual pretensions, is little more than a blathering idiot here. Tikhon's sister Varvara (Ulyana Lapteva) is loud and crass. Boris (Yury Kolokolnikov), the young man into whose arms Katya throws herself when her husband goes on a trip, is a kind of clumsy and clueless, though sympathetic, puppy dog.

It is in the second act that Chusova allows a handful of the characters to break through to another plane. And this is where the production begins to work.

This happens in no small part thanks to the versatile set by Alexander Borovsky. He built a four-tiered structure with glowing wood stoves scattered throughout that suggests a modern apartment complex. Hanging above in the flies are cages of various sizes, each containing a half-dozen fluttering doves. After Katya and Boris come together in a stylized love scene, choreographed beautifully by Nikolai Androsov, dozens of previously unseen windows blow open in a brief, thundering racket, as brightly lit white curtains flutter furiously in a stiff breeze. Echoing the disintegrating lives of Katya and those around her in the second act, Borovsky deconstructs his stylized apartment house, leaving it in ruins, but bringing in some glowing green and blue light designed by Sergei Martynov.

Khamatova, fresh from winning the Golden Mask award for best actress in the 2002-2003 season less than two weeks ago, shows why that acknowledgment of her talent was no fluke. Physically agile and psychologically complex, she creates a gripping portrait of a woman who begins to realize she cannot play by the rules of others, nor live in a world built on lies. She repeatedly throws herself into open space, sometimes held back at the last moment by a rope twirled around her hand, sometimes caught by Kolokolnikov's Boris standing behind and below her. She speaks when she should not, says what should be forbidden and stubbornly observes silence when she is expected to mimic socially prescribed platitudes. Once she gets going, Khamatova turns in the kind of performance of which legends are made.

Perhaps the strongest scenes are those in which Katya and Kabanova find themselves hovering in each other's space after Katya has openly declared the terrible news of her infidelity. Yakovleva's Kabanova is now a character rising toward the heights of a tragic heroine. She is less devastated by her failure to control Katya or her inability to run her son's life, than by the collapse of the rules by which she has lived. She is left facing an abyss without the slightest idea of what step to take next.

By contrast, Katya knows -- this is not a world in which she can remain. She often has tossed around the idea of death and suicide, but now the time has come when word must turn to deed. The final image is both beautiful and powerful. As a deep blue space opens slowly in the background, Katya mounts a swinging rope ladder, while Kabanova's hard, dark, silhouetted profile stands out at center stage: two portraits of women whose worlds have fallen apart.

:arrow: http://context.themoscowtimes.com

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 09 Апрель 2006 14:09 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Про "Грозу" есть, все правильно! Пусть остается.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 14:55 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Старая статья.

«ГРОЗА» ЖЕНЩИН

Воздух на сцене «Современника» наэлектризован до предела

Изображение

Идут последние прогоны «Грозы». Режиссер — Нина Чусова (это ее вторая работа в «Современнике» после отчаянно острого «Мамапапасынсобака»). Голый (точно обглоданный) бетонный город Калинов выстроен по эскизам архитектора Александра Бродского. Добротная, луковой шелухой крашенная слободская одежка к финалу точно ветшает, заменяется лохмотьями шестого срока службы. Лоскутья испитой, изможденной, застиранной пестроты торчат, как ошметки плоти на нитках нервов (художник по костюмам — Павел Каплевич).
…Кабаниха — Елена Яковлева. Катерина — Чулпан Хаматова.
— Юра, у тебя на руках комочек, который разговаривает! Комочек, который чего-то просит! С первой секунды ясно, что это смерть: ее, твоя! — Режиссер оттачивает последние сцены с Борисом (Юрий Колокольников).
«Комочек» дрожал на сцене черной шаровой молнией отчаяния. После прогона говорит только шепотом. Сидит на полу, у режиссерского столика.
Эта роль — самая энергетичная, самая самозабвенная у Чулпан Хаматовой. Прожитая на краю обрыва, по стеклу босиком да кровавым песком за два часа.
С нежной Катериной-молитвенницей Юлии Свежаковой в «Грозе» Генриетты Яновской героиня Чулпан соотносится, как Одилия с Одеттой.
«Жестокие нравы в нашем городе, сударь, жестокие», — рассуждение Кулигина звучит до оторопи свежо. Во вспышках и всполохах новой «Грозы», в точных актерских дуэтах, в озлобленной, изработанной и стоической самоотверженности Кабановой, в лихой и недоброй усмешке раскрепощенной Варвары (Ульяна Лаптева), в бессилии Тихона (Максим Разуваев) — галерея славных русских лиц. И взяты они не из эпохи передвижников…
О некоторых смыслах Нина ЧУСОВА рассказала, пока меняли светофильтры, заливая город-спутник Калинов то закатом, то свинцовыми сумерками.
Смыслов в спектакле много. И драйва тоже. Чтоб не сказать — боли.

— Нина, как вы и Александр Бродский выстроили эту бетонную ловушку, спальный район Калинов? Откуда голуби — трагический хор спектакля?
— Мы придумывали нечто среднее между башней, тюрьмой, приютом, двором. Где все всех видят, все про всех знают, судят-рядят с балконов… Невозможно, что в доме творится внутри! Весь этот кавардак, все это подслушивание, подсматривание. И никому здесь не спрятаться…
Сама декорация весит 12 тонн. Ее строили в Петербурге. Бродский нашел вот эти ритмичные ячеистые сооружения, чтобы у каждого там была своя ячейка, лесенка, сетка. Главное ощущение — холод. Металл. Сначала были закрыты окна — ощущался совсем сырой, промозглый, такой ноябрьский холод. Чего-то не хватало. Потом Бродский придумал эти круглые железные печки на балконах, с открытыми дверцами. Пылают красные жерла печек — как огненная рамка, внутри которой все происходит. Как геенна огненная, которой грозит Катерине Старая барыня.
— Очень емкие печки: и буржуйка голодных лет, и титан в советском вагоне, и преисподняя ярмарочного райка…
— Так и хотелось, чтоб метаморфозы происходили с каждым предметом. Чтоб все они работали, чтоб совмещались разнополюсные смыслы. Чтоб в декорации все предметы были архетипичны, что ли? Играли и просвечивали.
То же и с голубями. Ведь голубь — символ Бога. Дух Святой. И вдруг — голуби в дворовой грязноватой клетке?! И такая любовь к ним, такая нежность в этом холодном мире-ловушке…
Возле общежития ГИТИСа, в соседнем дворе, была голубятня. Я могла на нее смотреть из окна часами. Так странно: на Рижской, почти в центре Москвы, вот теперь — голуби! У тех голубятников лица были счастливые. И очень одинокие. Вокруг гремела быстрая, безумная жизнь, а они вот — нашли свое.
Еще важный смысл этой декорации: религия, мораль, закон — тоже рамки, в которых живет общество. Жесткие рамки. Рано или поздно они взрываются, чтобы началось что-то новое. Любая гроза просто так не приходит: в воздухе должно скопиться много электричества, чтобы произошел взрыв и воздух стал чище. У меня четкое ощущение в финале «Грозы»: что-то у них там начнется после этого, другая жизнь у каждого из уцелевших…
— Ваш г. Калинов — мир сильных женщин. Измученных своей силой, опостылевшей ответственностью. Тем, что отступать некуда и опереться не на кого. Они властны над мужиками. Они выбирают, они правят, они уничтожают, они утирают слезы-сопли и волокут на себе пропащих. Особенно Кабаниха Елены Яковлевой. Почему вы отдали Кабанихе слова Катерины о людях, которые летают?
— Кабанова с Катей, мне кажется, похожи, как сестры! Но Кабанова сделала свой выбор. Давно. Все свои страсти загнала, сжала в кулак: «Я не птица. Я не умею летать и не буду! Мое место — здесь! Зде-есь! На земле».
Ведь женщина — хранительница дома. А мужчина — воин. Добытчик. Странник. Герой. Предводитель. Но иногда… что-то смещается в обществе. То мужское, то женское начало жестоко берет верх над другим.
Я не воинствующая феминистка — никоим образом! Но мне кажется: мы попали в эпоху такого дисбаланса. Нет героев (это и в театре: нет мужчины-героя, образца для поколения). Нет мужчин-героев, которым мы бы сами охотно сдали свои права. И на самом деле — это не есть хорошо.
У меня в «Грозе» — бабье царство? Но ведь бабье царство — это всегда от отчаяния! Это очень глубоко в женщинах заложено: раз вы не умеете нас подчинить — подчиняйтесь нам. От безысходности, от непосильной тяжести (которую все равно ведь надо на себе тащить!) женщина превращает мужчину в ребенка. Это черта времени — очень странного.
— В вашей «Грозе» много черт времени. Сначала дом Кабановых — совсем картинка из яркого, детского, советского календаря. А к финалу — такая дырявая, изъезженная, взмыленная жизнь в этой бетонной коробке! Все разрушено! Совсем некуда деваться. Такая нищета, что и вылезти из нее нельзя. И Тихон, правильный бодрый мальчик, теряет людской облик.
— Я даже не задумывалась об этом. Наверное, вот что во мне застряло… Я помню хорошо, когда переходили из советского общества — ну вот в это, в наше — был момент… тяжелый. Я была студенткой. Но хорошо помню те годы. И тяжкое, постоянное чувство: ну вот — совсем голытьба…
Я заметила, что многие из моего поколения не пережили тех лет. Или до сих пор не изжили, что ли… Посмотреть на наше поколение, тридцатилетних, — у нас очень мощный женский пласт. Двадцатилетние — уже совсем другие. А у нас — многие точно подломились. Не было денег. Нужно было зарабатывать. Я помню эти надежды: «Теперь мы будем делать это… и это!».
И вдруг — раз! — и всем стало нужно зарабатывать деньги. Чтобы сохранить статус. Чтобы сохранить семью. А зарабатывать — ведь тоже призвание. Кому-то дано, кому-то — нет. Люди уходили в бизнес. И многих он ломал. Потому что все мечты конца восьмидесятых обернулись просто зарабатыванием денег… Выдержать это испытание, сохранить любимое дело не все смогли.
— Так Тихон у вас этим сломан?
— Ну конечно. Для меня он очень нежный человек. Но ведь это не устраивает мать: она делает из него героя тяжелой, жилистой рукой, с отчаянием: «Ты должен быть смелым! Ты должен, должен!». А он — другой.
— То есть единственный нормальный мужик — Дикой?
— Он тоже сломан… Он вынужден зарабатывать деньги бесконечно. Ну не хочет он этого! И от него бесконечно тягают — все, за кого он отвечает, вся его большая родня. Он человек-праздник по сути! А люди только рвут от него по лоскуту денег. И сам Дикой устал от этого больше всех.
Еще недоработан спектакль. И я не на все вопросы себе ответила. Для меня текст пьесы, все характеры, все отношения — точно кроссворд. Я его разгадываю, разгадываю… А все еще много белых пятен. И спектакль не рождается с премьерой: он только начинает куда-то выруливать… Ведь не только вещи архетипичны. Текст «Грозы» полон символов, мистика начинается уже на второй странице. Там и каждый характер — национальный архетип.
— Катерина Чулпан Хаматовой — кто она?
— Есть такие люди — разрушители. Люди-манипуляторы, очень сильные. Живущие тем, что все дозволено! Создающие себе подобных. (Вот как Катерина — изменяет тихую Варвару, манипулирует ею с лютым наслаждением. И из круглощекой маминой дочки вылезает такой хмельной, наглый, тяжелый разгул!) Но вдруг внутрь человека-манипулятора, которому все дозволено, попадает другой вирус. Любовь. И она начинает уничтожать демона!
Для меня очень важен финал. На Кабанихе остается весь земной мир: у нее — сын, у нее весь дом развалился… Она не птица! Она здесь будет все разгребать с силой отчаяния. А Катерина уходит вверх. Идет решать свои проблемы. Совсем другие. Она душу сгубила… и сейчас ей придется отвечать.
— После прогона зрители шептались: какой живой текст! Обнаженный, горький, отчаянный, сегодняшний. Кто-то сказал: «Бьет, как братья Дурненковы. Но крепче и больней».
— Великие драматурги тем и велики: это трафареты, театр силуэтов. Шекспир, Островский — они же ничего не навязывают. Они заставляют включать собственный опыт и душевные возможности. Мне очень жаль, если об Островском говорят: это все мертво, самовар да пряники… Нет! Я недавно читала его «русофильский период», слабый вроде бы — и то! Столько живых смыслов!
— По какому принципу вы для себя выбираете пьесы?
— Я пьесы не ищу — они как-то сами меня находят. Я люблю фантасмагорию (а в «Грозе» много фантасмагории!). И я люблю тексты, где смыслы так глубоки, что могут мерцать.

Изображение

Беседовала Елена ДЬЯКОВА
19.04.2004

:arrow: http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/ ... -s37.shtml

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Последний раз редактировалось Maria 06 Июнь 2006 16:28, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 15:08 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Маш, откуда статья, неизвестно?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 16:27 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Цитата:
Маш, откуда статья, неизвестно?

Новая газета.

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 16:51 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

:arrow: Фото театра "Современник"

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 16:58 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

:arrow: Фото театра "Современник"

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 17:06 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение
Фото ИТАР-ТАСС

Изображение
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

Изображение

Изображение

Изображение
Фото Ирины Калединой

Изображение
Фото Александра Иванишина

Изображение
Фото Александра Иванишина

Изображение

Изображение

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 06 Июнь 2006 17:31 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение
:arrow: http://www.tvkultura.ru

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
[ На главную сайта ] [ Биография ] [ Работы в театре ] [ Работы в кино ] [ Фотографии ] [ Интервью ] [ Ссылки ] [ http://khamatova.info/ ]
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB