Форум о Чулпан Хаматовой
Текущее время: 26 Июль 2017 1:31

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Спектакль "Дневник Анны Франк"
СообщениеДобавлено: 01 Октябрь 2006 14:23 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
08 Декабрь 2005 19:11
Сообщения: 1117
Откуда: Россия, Москва
Изображение

Фото сделано: 01 июня 2002

_________________
Дождик осенний поплачь обо мне…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 02 Октябрь 2006 0:06 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
10 Май 2006 19:32
Сообщения: 138
Спасибо, Маш! Здорово!
Я тогда ещё добавлю :)
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 02 Октябрь 2006 0:08 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
10 Май 2006 19:32
Сообщения: 138
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 02 Октябрь 2006 0:19 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
10 Май 2006 19:32
Сообщения: 138
Изображение

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 27 Январь 2008 12:21 
Не в сети
Новичок

Зарегистрирован:
16 Май 2004 12:31
Сообщения: 12
Откуда: Москва
Видела этот спектакль в 2001 году. Чулпан играла там удивительно трогательно. Спектакль берет за душу и запоминается на всю жизнь. Этот спектакль-протест против фашизма и гимн жизни, любви и дружбе. Чудесный спектакль. Жаль, что он больше не идет. Ольга.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 27 Январь 2008 14:34 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Ольга
Скажите, у вас не осталось случайно программки от спектакля?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 29 Январь 2008 19:10 
Не в сети
Новичок

Зарегистрирован:
16 Май 2004 12:31
Сообщения: 12
Откуда: Москва
Программки от спектакля у меня не осталось, к сожалению. Но запомнился он на всю жизнь. Ольга


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 28 Май 2008 14:49 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Ноябрь 2007 11:23
Сообщения: 379
Потрясающие отзывы. И неужели этот спектакль никто не снимал, та же самая Культура. :evil:

Время МН, 14 октября 2000 года
Два года перед концлагерем


В романе Дугласа Коупленда "Поколение Икс" - вот уж действительно была культовая книга 90-х! - есть примечательный разговор о жизни. Коупленд на своем языке назвал бы его "выбросом эмоционального кетчупа": молодой герой, остервенев, заявляет, что жизнь насквозь корыстна и, следовательно, ничтожна. Он говорит некоей Маргарет: "В этом мире никто не становится - просто физически не может стать - известным без того, чтобы масса людей не нажила на этом кучу денег". Эту мысль он поясняет на самых возвышенных примерах: Авраам Линкольн, Леонардо да Винчи - спасибо, что хоть апостола Павла не вспомнил. И тут из угла доносится тихий голос некоей Чарлин: "Анна Франк".

Анна Франк? Молодой герой немедленно садится в лужу, чувствуя себя дураком и мерзавцем.

Стоит напомнить: Анной Франк звали тринадцатилетнюю еврейку, которая вместе со своей семьей и несколькими другими людьми спряталась от фашистов на глухом чердаке какого-то (теперь, разумеется, всему миру известного) амстердамского дома. Они жили там два года с лишним, не выходя на улицу, и все это время Анна вела дневник. Летом сорок четвертого их обнаружили, арестовали и отправили в концлагеря. Все они, кроме отца Анны, погибли. Дневник сохранился, он опубликован. Таких книг - безыскусных и именно поэтому великих - у человечества мало.

Кто читал, тому навсегда запомнилось, как этот дневник бередит душу. Как сочетаются в нем почти пугающая неподдельность переживаний и наивная литературщина - а куда от нее деваться, если тебе тринадцать и ты, наперекор всему испытываемому ужасу, стараешься писать красиво? Впрочем, о литературщине, равно как и о несомненной писательской одаренности Анны Франк, рассуждать стыдно: суть не в этом.

Кто не читал, постарайтесь вообразить, как эти люди жили в своем заточении, как копились в них страх, страдание, обиды друг на друга. Попытайтесь вообразить также, как они сидели за столом, молились, праздновали Хануку, босиком (чтобы не топать) ходили в уборную, делили еду, ждали новостей - и как могла описать это своенравная девочка, взрослеющая с невольной быстротой. Читая дневник Анны Франк, иногда испытываешь неловкость, будто заглянул в чужую спальню. Или в камеру смертника.

Что бы вы ни вообразили, ясно одно: переводить этот дневник на язык искусства - дело сомнительное, чреватое полуправдой: той самой, которая окажется хуже лжи. Однако это дело сделано.

Два американских драматурга, Ф. Гудрич и А. Хаккет, лет тридцать назад, если не больше, сочинили пьесу "Дневник Анны Франк". Разумеется, их намерения были совершенно честны. Однако, герой "Поколения Икс" мог бы победно хмыкнуть: ага, стало быть, денежки и тут немного покрутились. Ну а как же иначе?

Пьеса, судя по русскому переводу, слишком сентиментальна и слишком мастеровита. Уверенно выстроено действие, эффектно охарактеризованы персонажи второго плана. Найдена кульминация: один из обитателей чердака пойман на воровстве, его гонят вон, а тут как раз и приходит радостная весть: на берег Нормандии высадились союзники! В финале гарантированы увлажненные глаза зрителей. Беспощадность пристального взгляда авторам не нужна и невыгодна: все, описанное в дневнике Анны Франк, окутано этакой поэтической дымкой.

На московской сцене эту пьесу поставил Алексей Бородин, главный режиссер Академического молодежного театра (многие по старой памяти называют его Центральным детским). Нужно отдать ему должное: почти все, что можно поставить в упрек американской пьесе, спектаклем оправдано, а то и переработано в достоинство. Бородин и его постоянный соавтор, художник Станислав Бенедиктов, сумели как-то объяснить зрителям: да, то, что мы показываем, - не совсем правда. Люди, о которых идет речь, жили куда хуже, ожесточеннее, страшнее. Но, в конце концов, будем интеллигентны: не все нужно замечать и не все вещи следует называть их собственными именами.

Несколько лет назад Бородин на своем курсе в ГИТИСе (ныне - РАТИ) ставил по "Дневнику Анны Франк" дипломный спектакль. Главную роль в нем играла необыкновенно милая девушка по имени Чулпан - тонкая и острая в реакциях, очень органичная, чуть-чуть перебирающая в порывистости: казалось, ее захлестывает простая радость пребывания на сцене. В нынешней премьере роль Анны исполняет другая актриса: ее зовут Кинозвезда Чулпан Хаматова. На афише ее имя пишется аршинными буквами.

Тут полагалось бы элегически вздохнуть: где же та прежняя, юная, нежная и т.д. Но для ностальгии нет оснований: новая Чулпан Хаматова играет лучше той, давешней. Она многому научилась.

Роль Анны Франк режиссер строил, как мне думается, с оглядкой на шекспировскую Джульетту - на подростка, внезапно и ослепительно превращающегося в женщину. У Анны не было и не будет радостей свадебной ночи: это понятно. В спектакле Бородина целомудренность ее отношений с юношей Питером (Александр Доронин) не вызывает сомнений. Из состояния незрелости Анну выдергивает не любовь, а ощутимая близость смерти.

Внешне превращение обозначается очень просто: в первом действии - бантики и юбочка с бретельками, во втором - темный свитер и вполне взрослая женская прическа. Но главная перемена в другом: в походке, в повадке. Надо сказать, что сейчас Анну-девочку Хаматова играет уверенней и остроумней, чем раньше. Она очень точно подмечает в своей героине забавное: непоседливость, угловатость, размашистость жестов. Ее Анна даже еще не подросток - ребенок, которому нет дела до собственной внешности, и Хаматова с блеском демонстрирует зрителям, как этот ребенок ходит, как сидит, как пристает к взрослым. Может, правда, показаться, что блеска слишком много и за ним теряется живое сопереживание, но все будет наверстано во втором действии.

В его начале героиня Хаматовой всего лишь подделывается под женщину, наивно и неуклюже. Чего стоит хотя бы сцена перед свиданием с Питером: готовясь к этому свиданию, Анна прицепляет к волосам какое-то немыслимое перо, надевает туфли на каблуке (ноги, разумеется, все время будут подворачиваться) - она умилительна, но и откровенно комична. К концу действия преображение совершается полностью, и там есть секунда, заслуживающая подробного описания.

Снизу в двери уже ломится полиция, обитатели чердака обреченно и поспешно собирают вещи, и в этой скорбной суете Анна и Питер вдруг встречаются - прямо перед нами, на авансцене, в самом центре. Застывают на мгновение, смотрят друг на друга - не обняться ли, не поцеловаться ли на прощание - и расходятся, одновременно поняв: что уж там, поздно. В эту секунду спектакль Алексея Бородина - при всей его сглаженности, при всей его деликатности - обретает полноту трагической силы. Первый и последний раз, но этого достаточно.


Александр Соколянский

Известия, 28 октября 2000 года
Дважды рожденный


"Дневник Анны Франк" - премьера, которой открыл сезон Российский академический молодежный театр, - на самом деле появился несколько лет назад.Тогда он считался студенческим спектаклем. На сцене учебного театра РАТИ в нем дебютировала Чулпан Хаматова, тогда еще никому не известная молодая актриса, - и спектакль стал событием. Не очень большим, не самым громким, но те, кто интересуется театром, эту работу посмотрели и рассказали друзьям, что РАТИ оканчивает чудесная девочка.

Прошли годы, Чулпан Хаматова стала кинозвездой, и Алексей Бородин возобновил свой спектакль. В нем играют многие из тех, кто выходил на сцену учебного театра, а заглавную роль, разумеется, вновь играет Хаматова. Но актеры изменились, да и публика стала другой (в зале в основном сидят школьницы, напряженно ждущие момента, когда герои наконец поцелуются) - спектакль смотрится иначе, и это совершенно закономерно.

Любопытно было бы сопоставить впечатление, которое одна и та же история производила тогда, пять лет назад, и сейчас. Тогда история еврейской девочки, прячущейся вместе с родителями и их друзьями в мансарде, расположенной над бывшей конторой ее отца, в какой-то степени рассказывала и о нас - наша собственная революция еще продолжалась, газетные страшилки казались (и были) реальностью: герои говорили о "зеленой полиции", а зрители думали о РНЕ. Теперешнее успокоение, как его ни называй (термидор, брюмер, стабилизация, застой), отодвинуло все это назад, в историю, в область, имеющую отношение не к жизни, а к искусству - речь идет о Голландии 1942-1944 годов; сопереживая героям, мы не боимся за самих себя.

Конъюнктура времени ушла, остался спектакль, вторично родившийся в конце 2000 года. При втором появлении на свет он несколько постарел, и дело тут, пожалуй, не в прожитых за это время годах. Причина в том, что кино и театр говорят с разным произношением: Чулпан Хаматова, сделавшая блестящую карьеру в кинематографе, здесь уже не так легка, непосредственна, пленительно беззаботна. Рисунок тот же, но наполнение стало немного иным, и ощущение судьбы, проживаемой сию минуту, здесь, перед нашими глазами, поблекло. Жизнь на сцене и работа в кадре - разные вещи, и спектакль чуть-чуть потускнел: тогда он был молод, а теперь стал старше, строже и суше.

Но в нем - немного архаичном, не сегодняшнем, не похожем на нынешние модные постановки - есть своя прелесть и свой смысл. Историю Анны Франк театр рассказывает просто и ясно, не прибегая к эффектным постановочным ходам, не поражая исполнителями, - актерский состав достаточно ровен, но особых удач, кроме работы Хаматовой, здесь нет. Суть здесь в тексте, и спектакль доносит ее до зрительного зала: несколько человек вместе прятались от смерти, стараясь при этом остаться людьми (иногда это удавалось, иногда нет), а потом их нашли и убили. Стук сапог, лай собак, персонажи снова надевают пальто с большими желтыми звездами и начинают собирать вещи: Анна Франк говорит, что полицейские приказали всем спуститься вниз, - и через несколько секунд спектакль заканчивается. Он вне сегодняшнего времени - не кассовый, не звездный, не броский, и все же хорошо, что он есть. Театр внушает к себе уважение тогда, когда у него есть какая-то миссия, а здесь она вполне ощутима.


Алексей Филиппов

Ведомости, 18 октября 2000 года
Девочка и смерть


Непонятная тишина царила вокруг РАМТа в день премьеры. Такое впечатление, что ожидался не бенефис звезды нового русского кино, а рядовой студенческий спектакль. Как будто Хаматова не успела сняться в культовой "Стране глухих" и фестивальных хитах "Тувалу" и "Лунный папа". Как будто она все еще учится у Павла Бородина, который цепко следит за нравственным обликом молодого дарования и не позволяет ей звездных замашек.

Между тем уже на пятой минуте спектакля становится ясно, что, кроме Хаматовой, смотреть не на кого. К этому времени она успевает только выйти на сцену, с любопытством оглядываясь по сторонам, и моментально сфокусировать на себе все взгляды.

Ее Анна Франк успевает показаться нам и школьницей, и взрослой девушкой, она уболтает любого педанта, обольстит любого затворника. Иногда ее облик, перенасыщенный маленькими выдумками, эффектными проходами, смехом, слезами, взглядами исподлобья, словно рассыпается на глазах. Хаматова с удовольствием прорабатывает детали своего сценического образа, иногда чересчур ими увлекаясь. Но оторваться от ее бьющей через край игры невозможно.

В кино Хаматова такой же патентованный ангел, каким патентованным интеллигентом был несколько лет назад Маковецкий. Заштамповавшись в амплуа то ли девочки, то ли виденья, она в театре получает шанс на эксперимент. И использует его с азартом - будь то в "Современнике" или в Театре Луны.

На ее фоне партнеры по "Дневнику" смотрятся как вечные студенты. Они беспомощны и зажаты, шаблонны и недальновидны. Придумав характерную особенность своим персонажам, они тщетно пытаются выстроить на ней целую роль. Зато режиссура Алексея Бородина проста и действенна. Его приемы растиражированы в незапамятные времена, но оттого не менее эффективны. Световая перебивка подменяет титр "Прошло несколько дней". Стук сапог за сценой, лай овчарок и крики "Ahtung! " обозначают немцев. Герои молчат - значит, им тоскливо, хором поют "Хануку" - значит, еще не потеряли надежду. Режиссер точно дозирует смешное и трогательное с перевесом в пользу смешного.

"Дневник Анны Франк" - качественный спектакль. Предсказуемость эмоций не делает их менее сильными, знакомый сюжет не мешает вздрогнуть, когда за горсткой людей, спрятавшихся на чердаке от смерти, наконец "приходят".


Анна Кузнецова

Независимая газета, 18 апреля 2001 года
Негромкий спектакль


ЕСТЬ СПЕКТАКЛИ, вокруг которых не скрещиваются шпаги, не пылают страсти. Но они собирают полный зал и создают то самое поле, на котором "произрастают" шедевры. "Дневник Анны Франк" - именно такой, негромкий спектакль. Его поставил Алексей Бородин, художественный руководитель Российского молодежного театра.

Одна из историй Холокоста рассказана девочкой-подростком. Она - Анна Франк - по виду была обыкновенной болтуньей и фантазеркой. Но в отличие от многих других, и сверстников, и взрослых у нее был талант, не часто встречающийся, - жить и радоваться жизни сейчас, сию минуту, чувствовать полноту жизни и обращать в свою веру окружающих людей. Она мечтала быть знаменитой и поехать в Париж. Она страстно хотела жить даже после своей смерти. И это у нее получилось. Пьеса, написанная Ф.Гудричем и А.Хаккетом по дневнику Анны, погибшей в концлагере, идет во многих театрах мира.

Бородин и художник Станислав Бенедиктов рассаживают зрителей прямо на сцене, оставляя за их спиной все пространство зрительного зала. Его большой объем создает дополнительный дискомфорт: въяве ощущаешь свою незащищенность, мир кажется враждебным, таящим опасность людям, находящимся здесь, на сцене. Игровая площадка почти пуста, как был когда-то пуст и не обжит не нужный никому чердак. Случилась беда, и он превратился на долгий срок в убежище для восьмерых человек. Надо обустраиваться, и сцена оживает, в темноте появляются люди и начинают расставлять мебель, снимать пыльные чехлы.

Спектакль сдержан и размерен - так же как была жестко регламентирована жизнь этих людей, днем почти не шевелившихся (под ними - контора, в которой весь рабочий день находятся служащие) и оживавших лишь вечером, когда можно свободно ходить и говорить. Как и в пьесе, чередуются эпизоды чтения дневника Анной (это "отбивается" боковым светом) и разыгрываемые всеми персонажами события - словно ожившие страницы.

Спектакль - как концерт для, допустим, фортепиано с оркестром, где внимание слушателей-зрителей приковано к главной партии - Анны Франк. Но это не мешает услышать в общем звучании оркестра особо яркие мелодии. Практически у каждого персонажа (артиста) есть момент соло. Заметить можно любого. Главное, чего добивается режиссер и что, как кажется, является основным достоинством спектакля, - нет момента надрывности, истеричности. Он повествователен, спокоен, но в этом спокойствии и таится невероятная по боли трагедия. Радостный и светлый праздник Хануки, как возвращение той "дочердачной" жизни. Вручение подарков, приглушенное пение. И необыкновенное ощущение семьи. Семьи как опоры, семьи как единственно возможной формы жизни. Господин Франк, отец Анны, в исполнении Олега Герасимова - ангел-хранитель этой семьи, стойкий, выдержанный и бесконечно любящий своих родных.

Но иногда повествовательность действия приобретает занудные нотки, особенно при появлении Кралера и Мип (Николай Рощин и Олеся Яковлева). Артисты чересчур напряжены в своей положительности, в их речи проскальзывают назидательные интонации. Тревога, которую испытывают персонажи, у некоторых исполнителей превращается (не всегда) во внутреннюю зажатость, неестественность голосов, жестов.

Абсолютно свободна Чулпан Хаматова - Анна Франк. Ее героиня - действительно своенравный подросток. Она категорична, безапелляционна и очаровательна. Взросление почти ощутимо. Меняются интонации, движения, взгляд, наконец. Удивленный, обиженный, счастливый - он меняется на гневный и мудрый. Хотя в детской характерности актриса более разнообразна, чем в юношеской задумчивости.

...Приходит на память давний, времен Советского Союза, дипломный спектакль Тбилисского театрального института. Заглавную роль в очередь играли две студентки. Разность их дарований определяла жанровое отличие спектаклей. Нана Хускивадзе жила легко, беззаботно, создавая вокруг себя по-грузински необыкновенную стихию игры. Нино Тархан-Моурави сразу обозначала происходящее как трагедию, включавшую и смех, и шутку, но трагедию. Трагедию человека, народа, мира. Ее необыкновенные глаза, идеальных очертаний высокий лоб заставляли видеть в Анне близость библейским образам, поднимали историю девочки на уровень жития.

Московский спектакль создан в другое время, в другой стране. Но боль за прошедшее, за происходящее не становится от этого меньше. Авторы спектакля, чувствуя ее, заставляют нынешних зрителей ощутить эту боль если не абсолютно своей, то уж, несомненно, очень близкой.

Это - немало для негромкого спектакля.


Татьяна Рыбакина


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 29 Май 2008 8:17 
Не в сети
Форумчанин

Зарегистрирован:
05 Сентябрь 2007 13:41
Сообщения: 1470
Откуда: Riga
Спектакль уже история, вот бы видео кусочек, неужели никогда не снималось нигего, даже любительского?

_________________
evinalll


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 
СообщениеДобавлено: 29 Май 2008 14:46 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Ноябрь 2007 11:23
Сообщения: 379
Цитата:
Спектакль уже история, вот бы видео кусочек, неужели никогда не снималось нигего, даже любительского?

Вот и я говорю. Кому жаловаться?! :evil:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
[ На главную сайта ] [ Биография ] [ Работы в театре ] [ Работы в кино ] [ Фотографии ] [ Интервью ] [ Ссылки ] [ http://khamatova.info/ ]
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB