Форум о Чулпан Хаматовой
Текущее время: 20 Ноябрь 2017 0:37

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 24 Июнь 2011 9:23 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
26 Октябрь 2006 2:22
Сообщения: 311
Откуда: Балтийская республика
Очень хорошая фотка. Меня лично [Сергей наверняка удалит] гламурные фотографии. Интересно,что Чулпан читала из Бодлера?

_________________
Тим


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 30 Июнь 2011 13:48 
Не в сети
Форумчанин

Зарегистрирован:
13 Ноябрь 2007 13:33
Сообщения: 189
Откуда: Петербург
Тим писал(а):
Интересно,что Чулпан читала из Бодлера?


Стихотворение "Плавание".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 01 Июль 2011 10:02 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
26 Октябрь 2006 2:22
Сообщения: 311
Откуда: Балтийская республика
Спасибо. Но стихотворение такое сложное для декламации.

_________________
Тим


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 07 Июль 2011 11:01 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Вот решил еще одну фотку выложить ... вдохновенная Чулпан :)

Вложение
IMG_9762_.jpg
IMG_9762_.jpg [ 130.83 Кб | Просмотров: 3797 ]


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 07 Июль 2011 14:26 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
22 Ноябрь 2007 15:02
Сообщения: 815
Откуда: Россия
Цитата:
вдохновенная Чулпан :)
очень живой, искромётный портрет! :во!:

_________________
Дмитрий


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 07 Июль 2011 20:44 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
15 Апрель 2009 17:01
Сообщения: 1088
Откуда: Казань
Спасибо, Сергей, по-моему твои фотографии здесь самые лучшие! :) искренне совершенно)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 09 Июль 2011 10:00 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Октябрь 2010 10:24
Сообщения: 1028
Откуда: Харьков
Сергей! Фото прекрасное! Чулпан очень красивая!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 27 Декабрь 2011 16:39 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
15 Апрель 2009 17:01
Сообщения: 1088
Откуда: Казань
водяные знаки... :evil:
но захотелось добавить :)


14 июня тв вечер.jpg
14 июня тв вечер.jpg [ 19.96 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011.jpg
14 июня 2011.jpg [ 11.17 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 6.jpg
14 июня 2011 6.jpg [ 24.02 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 5.jpg
14 июня 2011 5.jpg [ 30.46 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 4.jpg
14 июня 2011 4.jpg [ 28 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 3.jpg
14 июня 2011 3.jpg [ 13.23 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 2.jpg
14 июня 2011 2.jpg [ 12.16 Кб | Просмотров: 3467 ]
14 июня 2011 1.jpg
14 июня 2011 1.jpg [ 12.53 Кб | Просмотров: 3467 ]
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 13 Июнь 2012 22:36 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
28 Июнь 2005 10:00
Сообщения: 5148
Откуда: г. Москва
Свершилось! Чулпан одобрила расшифровку этого творческого вечера и разрешила опубликовать у нас. Большое спасибо Ikarus за неоценимую помощь в расшифровке! :D

Добрый вечер, дорогие друзья!
Добрый вечер, дорогие друзья!
Никогда в жизни так не волновалась… Спасибо вам огромное, что вы пришли. Я хотела вас предупредить, что сегодняшний вечер, который называется «творческий вечер», на самом деле я планировала как «встречу со зрителями», т.е. я – с вами, а вы – со мной. Ход встречи сегодня будет очень сумбурным. На любимый вопрос журналистов – «Как Вы все успеваете?» – хочу сказать, что я на самом деле ничего не успеваю, и сейчас я хочу официально заявить и попросить у вас прощения, что я не успела подготовиться в том виде, в котором, наверное, должны быть творческие вечера, я не знаю, как это делается, я никогда этого не делала, сегодня у меня своего рода премьера. Не думаю, что в жизни когда еще решусь… Но сегодняшний вечер – особенный, я хочу поблагодарить устроителей: все деньги, которые собраны за покупку билетов, пойдут на приобретение лекарства для девочки 17-ти лет, Кати Ермолаевой, которая лечится от сложной болезни, у нее была уже вторая трансплантация (которая прошла успешно, в отличие от первой). Ее сейчас надо поддержать дорогостоящими лекарствами, которые помогут ей бороться с инфекцией. Поэтому спасибо вам большое и спасибо устроителям вечера.
Я подумала так: это – наше с вами время, мое и ваше, и оно должно быть каким-то… настоящим, чтобы эти полтора часа – я не знаю, как у нас пойдет беседа – чтобы они не прошмыгнули и не просочились сквозь пальцы. И я хочу получить максимальное удовольствие от этого времяпрепровождения. Поэтому у меня к вам огромная просьба. Я, конечно, буду стараться плести некую канву, но если вы мне будете задавать вопросы и у нас будет диалог, это будет очень здорово. Потому что я могу честно сказать, что я утомилась, устала от однотипных вопросов, которые не будоражат ни мою фантазию, ни фантазию моих собеседников, я говорю сейчас про журналистов, которым не интересна ни я, ни то, о чем они спрашивают. Я надеюсь, что вы, придя сюда сегодня, заплатив деньги, видите во мне какой-то интерес, поэтому призываю вас – помогите мне, пожалуйста. В таких вечерах заложена сильная засада, потому что ты так или иначе должен или хочешь казаться, выглядеть и быть лучше, чем ты есть на самом деле. Это прекрасное желание, оно всегда тянет вверх и создает какое-то стремление, но все-таки хочу попытаться быть сегодня самой собой, такой, какая я есть на самом деле, которую не увидишь ни из газет, ни из фильмов, ни из журналов, ни из интервью, ни из театральных работ.
Я состою на сегодняшний день из «трех слонов», которые стоят на черепахе под названием «мое детство», все на этом базируется. И слоны мои – это моя семья, это фонд, и моя профессия. К профессии, именно к профессии, я отношусь достаточно старомодно. Думаю, что нельзя человеку – актеру или актрисе – выходить на сцену, если они не будут вырывать себе когтями грудную клетку и доставать оттуда свое кровоточащее сердце, которое о чем-то болит и о чем-то хочет высказаться. И я на этом настаиваю. Это такая моя декларация в моей профессии, которую я обожаю и люблю. Как у Бродского: «…нахальная декларация идеализма…» Я, правда, лелею себя, тешу себя надеждой, что эта профессия может микроскопически, но – менять мир.
Говорить о себе ужасно, невозможно, стыдно, поэтому… у меня есть такое любимое стихотворение, которое покажет, расскажет, в каком срезе я представляю себя сегодня. «Телефон», Корней Чуковский. (читает стихотворение).
У меня зазвонил телефон...
Я ненавижу мобильные телефоны, вообще ненавижу телефоны. Это связано с моей изменившейся жизнью – с появлением фонда «Подари жизнь». Потому что вдруг из такой рафинированной тепличной истории, которая была связана только с искусством, мучениями по поводу искусства, вдруг в мою жизнь ворвались живые люди, которых я, честно говоря, раньше вообще не воспринимала, мне казалось, что все люди, далекие от театра, искусства, кино, они… ну как-то я их не понимала, боялась, шарахалась от них. И тут вдруг судьба подарила мне такой подарок – я сейчас наполнена общением с настоящими прекрасными людьми. У некоторых, может быть, 7 классов специального образования… но это такая деятельность (я не люблю слова «благотворительность», потому что оно очень обязывающее, ответственное, высокопарное), такое… добровольчество, которые перевернули мою жизнь и превратили меня больше в администратора, чем в актрису. На сегодняшний день это занимает огромное количество моего времени, моей жизни. Я вся соткана из тех людей.
И, безусловно, прекрасное советское детство, которое гвоздями вбило в меня такие пионерские, на самом деле – удивительные, прекрасные наставления. Например – «Тимур и его команда», книга о Гуле Королевой «Четвертая высота», где помогать друг другу было нормой.
Дальше все встречи, которые происходили в моей жизни, конечно, меняли этот вектор моего существования, и доменяли до такой степени, что я вот сейчас интересна огромному залу людей – изысканной театральной публике в городе Петербурге.
У меня был прекрасный учитель по литературе Рэмма Вениаминовна Вайсенберг в городе Казани. Город, который был наполнен тогда всевозможными бандитскими историями, и все подростки, дети занимались тем, что бегали группировка на группировку, и это было буквально опасно для жизни. Нельзя было спокойно ходить по городу. В любой момент могла появиться банда с камнями и пустыми бутылками в руках, которые бежали стенка на стенку. И если попадал в водоворот этих разборок, то было очень много шансов покалечиться. Эта учительница, учившая детей в таком городе в обычной среднестатистической советской школе, несла невероятную энергию. Она буквально таранила, как огромный корабль, превозмогая весь этот совершенно другой интерес подростков. Я была из тех счастливых детей, которым она вскрыла черепную коробку и вложила туда понятие «литература». И этим избавила меня от очень многих ошибок, к которым я была предрасположена, живя в определенном районе определенного города. И вдруг стали открываться писатели, поэты, и так, еще на уровне абсолютного отсутствия слуха, а только через обаяние, ко мне пришла Марина Цветаева, которую я в 13-14 лет, безусловно, ничем не могла понять, осознать, но она как-то сразу вошла в мою сущность и со мной до сих пор. Это мой жрец, спаситель, моя… валерианка. Я с ужасом вижу себя имеющей право и способной читать Марину Цветаеву как актриса на сцене, но я подумала, что я же могу поделиться Цветаевой не как актриса, а как человек, которого она держит на плаву, и которого она вытягивает в какой-нибудь сложной ситуации. Вот такое стихотворение. Это одно из ее первых стихотворений и одно из моих первых стихотворений, которые я стала поглощать.
Чулпан читает стихи М. Цветаевой
ОШИБКА

Когда снежинку, что легко летает,
Как звездочка упавшая скользя,
Берешь рукой – она слезинкой тает,
И возвратить воздушность ей нельзя.

Когда пленясь прозрачностью медузы,
Ее коснемся мы капризом рук,
Она, как пленник, заключенный в узы,
Вдруг побледнеет и погибнет вдруг.

Когда хотим мы в мотыльках-скитальцах
Видать не грезу, а земную быль –
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одна зарей раскрашенная пыль!

Оставь полет снежинкам с мотыльками
И не губи медузу на песках!
Нельзя мечту свою хватать руками,
Нельзя мечту свою держать в руках!

Нельзя тому, что было грустью зыбкой,
Сказать: "Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!"
Твоя любовь была такой ошибкой, -
Но без любви мы гибнем. Чародей!

Это стихотворение она посвятила своей первой детской влюбленности, человеку, который был ее старше, который поддерживал в ней поэтический дар, и так она выражала свою любовь (и продолжила потом всю жизнь), – это всегда было особой тональности. «Душевный строй поэта располагает к катастрофе…» – говорила Цветаева. И в этом ощущении, в честности и трагичности мира она прожила всю свою жизнь. И я, конечно, очень подвержена именно этому ее влиянию. Иногда я могу спокойно это осознать и понять – да, мир не идеален, наполнен болью и страданием. А иногда мне не хватает ее мудрости, и я начинаю задыхаться в этой несправедливости мироустройства, несоответствия тому, что я читала в детских книгах, где всегда добро должно побеждать зло. И мне уже 35 лет, и до сих пор, когда я вижу, что этого не происходит, я всегда впадаю в такую пучину сомнений, и здесь эта формула, что «душевный строй поэта располагает к катастрофе» – она уже не работает.
У меня после Рэммы Вениаминовны был невероятнейший, талантливейший человек, учитель математики, высшей математики Александр Николаевич Васильев. Это тот человек, который толкнул меня в актерство в буквальном смысле. На самом деле я сейчас говорю это все для того, чтобы как-то соединиться с вами в том смысле, что мы все ходим по этой земле, и никто никогда не знает, как наши слова и поступки отражаются в жизни наших детей, наших, может быть, юных друзей, или просто друзей. И я сама тому пример, как чье-то слово отозвалось в моей судьбе. Этот человек, учитель математики, сделал так, что дети обожали контрольные. Это было настоящим аттракционом, это были «американские горки», выглядело это так – когда он влетал в класс, никто не сидел за партами, все стояли, раздувая ноздри, отсчитывая секунды, когда откроется двойная доска и там будет контрольная. Потому что талант этого человека превратил контрольную в самой яркое, незабываемое впечатление в школе. Он так бушевал во время урока, у него всегда было два мелка в обеих руках, всегда, когда он поворачивался к нам спиной – вся спина была в цифрах и формулах. Он открывал доску, засекал время, мы начинали решать, и мы никогда не доходили ни до одной цифры. Нам надо было примерно раскидать ход решения на 2–3 этапа и сделать как можно больше. И в тот момент, когда он кричал «стоп!», он пробегал по классу, вырывая листы просто у нас из рук, иногда ты даже не успевал дописать свою фамилию, потому что все экономили время. И то, как я сейчас расписываюсь, идет от этих школьных контрольных, потому что когда он вытягивал этот листок, я успевала написать «Хама…» и дальше он должен был сам догадаться. Когда я поступала в финансовую академию и надо было сдавать настоящие экзамены, с ответами и так далее, это было, конечно, испытанием. Потому что мой учитель обязывал всех быть с калькуляторами и шпаргалками. Он говорил: «Вы не должны зубрить формулы, вы должны их в любой момент доказать, поэтому носите шпаргалки». И я пришла на экзамен поступать в финансовую академию со шпаргалками. У меня была гора шпаргалок, как я привыкла. Я села за парту, положила шпаргалки и тетрадь. А это было в огромной аудитории академии, и нас стали рассаживать, чтобы мы не переписывали друг у друга. Учитель из этой академии, который принимал у нас экзамен, сказал: «Пересядьте, пожалуйста, на соседний стул». Я пересела, взяла тетрадь, и совершенно забыла про целую гору шпаргалок, начала писать... И вдруг я вижу краем глаза, что стоит какой-то силуэт, нетерпеливо поднимаю глаза и вижу абсолютно квадратные, в ужасе, глаза этого человека, который с дрожью говорит: «Это, извините, что??» – «Что? Это – шпаргалки», – говорю я. Он говорит: «Вы что, с ума сошли? Немедленно покиньте аудиторию!» Слава Богу, что наш учитель, у которого мы учились в школе, был рядом, он все это как-то загладил, отшвырнул шпаргалки, раскидал их ногой, посадил меня, и я дописывала этот экзамен. Это еще один человек, который приучил к тому, что контрольные и всякие экзамены должны быть в радость. Чем я сейчас и занимаюсь :)
Очень быстро поняв, что финансовая академия не имеет ничего общего с учителем математики, с тем творчеством, которым он нас заразил, я решила поступить в театральное училище, потому что какое-то время, где-то два последних года школы, я ходила со словами Грина из книги «Бегущая по волнам». Там есть такой момент, когда герой садится на чемодан и думает о своей несбывшейся мечте. Меня в 16 лет так поразило это словосочетание «несбывшаяся мечта»… Мечта остается мечтой. И ты вдруг в какой-то момент жизни понимаешь, что она уже никогда не сбудется. Мне стало так страшно, что я подумала, что я должна это попробовать, я должна туда придти, в театральное училище, несмотря на несоответствие этого складу моей семьи. Среди моих родственников слово «театр» вообще никогда не звучало и не витало в стенах нашего дома. И я поступила в театральное училище. Поступала я со стихотворением, которое до сих пор очень люблю. Не очень понимаю, как и чем я в 16 лет оказалась интересна в этом стихотворении приемной комиссии. Это стихотворение Олега Даля, даже два стихотворения, которые логично слились в одно.

Чулпан читает стихи Олега Даля

Прогулки с чёрным котом
Смотри, смотри, пришла луна,
Какая красная, ущербная.
Душа – усталая струна
И тихая, как воскресенье Вербное.
Там силуэтом мягкий зверь
На подоконнике иконовом,
А позади закрыта дверь,
И тишиной весь мир окован.
И только мерное тик-так,
И мягкие удары ночи.
А на полу лежит пятак
Тяжёлой точкой в многоточии.
Смотри, смотри, ушла луна,
Такая светлая и тонкая,
Как набежавшая волна
На одинокий берег звонкий.
***
Мне снилось…
Поле. И овраг. И пересохшая трава.
Шуршанье ветра. И опять овраг.
И далеко
Летела лошадь. Горизонт рвала
Осипшим ржаньем…
Одиноко…
Солнце уходило. Всё стало красным.
Только тень моя чернела.
И жаркий ветер стих, а воздух стал тяжёл.

А лошадь?
Как будет жить одна? Без седока?
И крик её в моей душе навеки
Поселился…
И мечется. И бьётся, и хрипит,
И вырваться не может.

Так жизнь промчится
Одиноким зверем. Нигде свой путь
Не отмечая вехой,
Питая душу призрачною верой,
Что память о тебе
Останется в степи безмолвной
Гулким эхом…

Вопросы

Или потерять себя, совесть, чистоту своего мировоззрения – или потерять интересную роль? – Я уже сказала в начале, что все интересные роли интересны только потому, что в этой роли можно выразить и себя, и свое мировоззрение, и свою совесть в какой-то степени... Про совсем неинтересные роли – я так не умею. Наверное, есть актеры, которые умеют это делать, – а мне это прежде всего интересно для себя самой.

Как Вы оцениваете фильм «Достоевский»? На него набросилась вся критика. Вы не жалеете, что согласились сыграть в этом сериале? – Очень сложно, потому что... сама тема, за которую мы все взялись, предполагала и глубину, и интерес, и мощь, и страх перед прикосновением к такой великой личности... А дальше был сценарий, написанный Володарским. Мне совершенно не хочется никого осуждать, клеймить, но сценарий был про совершенно другого Достоевского, совсем не про эту глыбу, не про эту личность, он был какой-то другой. Но рядом со сценарием был Женя Миронов, который согласился играть эту роль, и как-то очень убедительно звучало, что что-то можно попробовать сделать. Мы постарались это сделать честно, но фильм все равно, на мой взгляд, получился не очень глубоким и, может быть, именно на той планке, которая кажется руководителям телеканалов – хотя они серьезно ошибаются – что именно этот срез, достаточно поверхностный, и может воспринимать наша сегодняшняя телеаудитория. Я категорически не согласна. Я не смогла досмотреть всю картину... вот у меня такое отношение. Я, безусловно, себя включаю тоже в этот список недостаточной глубины и недотягивания.

Первый ребенок, которому Вы помогли. С чего все началось? – Спасибо огромное за вопрос. Знаете, это очень странное чувство, когда ты ... Мы проводим огромное количество акций, концертов, аукционов, и это чувство – очень идиотское, когда ты стоишь во время аукциона и должен объяснять людям, что надо помогать, с одной стороны, а с другой стороны – я понимаю, что мы все живем в таком мире, что без этого объяснения конкретной ситуации, что это конкретные дети, живые, и что они могут быть живыми, что они могут влюбляться дальше и рожать здоровых детей, никак не обойдешься, потому что в этой замыленности, в безумном беге жизни каждого из нас это все очень мельчает и теряется.
Я познакомилась с врачами. Врачами, которые были вообще непохожи на врачей. Это были молодые люди, которые сами делали концерты и сами собирали деньги на аппараты, оборудование, которые были нужны для больницы. Эти врачи меня попросили провести, как ведущую, некое мероприятие. Я ничего не знала, сказала «конечно», и пришла на мероприятие, это был концерт классической музыки, в шикарном каком-то особняке, было около 50 зрителей, сорок из них спали под классическую музыку, денег не собрали, лица у врачей перевернулись, потому что должны были купить аппарат. Аппарат стоил 200 тысяч долларов, этот аппарат облучал кровь. Детям с болезнями крови требуется облученная кровь, лишенная всяческих инфекций. Для того, чтобы облучать эту кровь, мамы были вынуждены наклеивать пакеты с кровью себе на грудь, трясти их постоянно, чтобы кровь была в тепле и в движении, и так вот ехать на другой конец Москвы – бросая больного ребенка, которого нельзя ни на секунду бросать в таком состоянии – облучать там эту кровь, потом так же привозить эту кровь в больницу – это все было похоже на абсурд. Этот аппарат стоил 200 тысяч долларов, это было 7 лет назад, это было время лихих денег, и я знаю много людей, которые уже не знали, на что эти деньги потратить. И мы с моей подругой Диной Корзун – это была ее идея – сделать собственный концерт, и сделать его так, чтобы зрители не спали, и все-таки объяснить главную мысль, которую мало тогда кто знал, в том числе до встречи с врачами не знали мы сами, что детский рак лечится намного легче, чем у взрослых, потому что иммунитет, и желание жить, и стремление у детей намного сильнее и мощнее, и его вылечивают на 80% – такая огромная цифра, а в нашей стране он вылечивался на 50% только за счет того, что не хватало этих дурацких денег. И мы сделали первый концерт... И в тот момент, когда мы готовились к первому концерту, я стала ходить в больницу к детям. Там был мальчик. Его звали Кирилл. Он лежал, ничего не хотел... У детей, когда они долго-долго борются и лежат в стенах больницы, серые голые стены, расстроенная мама – в какой-то момент им так надоедает бороться с жизнью, что они прекращают говорить, есть, пить, общаться, – и они устают и хотят уже скорейшего избавления и перестают бороться. И этот мальчик уже перестал пить, есть, разговаривать,... И мама сказала, что он когда-то очень хотел видеокамеру, такая у него мечта. Я принесла ему видеокамеру, и дальше на моих глазах стало происходить чудо – в буквальном смысле, я свидетель этого. Сначала он взял видеокамеру, потом он сел, потом он встал, потом он стал ходить по отделениям – он был уже настолько плох, что ему разрешалось везде ходить, его даже выпустили на улицу. И он ходил по улице, снимал видеокамерой, снимал Москву – они гуляли по Москве – он мне постоянно звонил, рассказывал, где он и что он и как... Мальчика спасти не удалось. Я тогда сильно сломалась – очень сильно, потому что мне казалось, что я сейчас совершу чудо, что этим маленьким поступком я смогу изменить и буквально подарить ребенку жизнь. У меня не получилось, я стушевалась и сделала огромную ошибку, потому что все, что от нас требуется – от всех людей, которые работают в Фонде и пытаются помогать детям – это подарить им именно этот вот кусок жизни, который им был отведен, и чтобы этот кусок жизни был радостным. Вот это первый ребенок, с которым я так близко познакомилась.

Что Вам дало участие в проекте «Ледниковый период»? – Сильно ушибленную руку, которая болит у меня до сих пор, невозможность выхода на лед с тех пор – я стала бояться льда, потому что боюсь упасть – и перестала кататься на коньках. Это было азартно, пока было время, и пока было лето, пока мы готовились, пока мы катались – это было азартно погрузиться в очень специфический мир спортсменов – незнакомый, удивительный, очень узкий, но при этом очень интересный... музыки, номеров, хулиганства, которое мы там делали... Это была такая негласная реклама Фонда: пока я каталась на коньках, какими-то словами, маленькими эпизодами, которые руководители этой программы вставляли в программу «Ледниковый период», речами людей, которые сидели в жюри, больными детьми, которые приходили кататься... В этот период, когда я каталась на коньках, были максимальные сборы. Фонд «Подари жизнь» сотрудничает со Сбербанком, и мы смотрим ежемесячные показатели, которые в тот момент, когда я каталась на коньках, были максимальны. Пока я была свободна, это было все достаточно удивительно и здорово, а когда я начала сниматься у Леши Германа в фильме «Бумажный солдат» в месте под названием Нижний Баскунчак, куда добираться надо было целый день, и приезжала на несколько дней, делала несколько программ сразу же и потом опять уезжала на месяц, за этот месяц прекрасно забывала, как стоять на коньках и как все это происходит – тогда это превратилось просто в ад, конечно. У меня был такой случай... Спортсмены вообще очень серьезно относились к этому шоу, потому что – победа, они так все были настроены, и Рома – мой партнер – очень сильно переживал, и ругал меня, и вот такой момент – я приехала со съемок, Рома на меня кричит, ничего я не помню, ничего я не делаю, и в это время звонок, я беру трубку – это Леша Герман: «Чулпан, я только что посмотрел отснятый материал – это ужасно. Это невозможно смотреть, видно, что у вас все мысли в ваших коньках». А до этого Рома мне тоже кричал: у тебя твои ноги все забыли, ты вся в этом кино... И вот в таком абсурде я находилась все это время.

Расскажите о совместной работе с Евгением Мироновым «Рассказы Шукшина». – Это блаженство. Это такая актерская роскошь. Во-первых, ты всегда немножко на цыпочках, потому что такого уровня партнер, профессиональнейший, человек – воплощение профессии, – как он готовится к роли, как он репетирует, как он собирается, как он дышит на сцене – я могу сказать, что я очень счастливый человек и мне сильно повезло, что у меня партнер – Женя Миронов. Это блаженство, это актерская роскошь, потому что все это сразу наполняется смыслом, азартом, и безусловно, конечно, ответственностью. Я считаю его одним из тех редких и немногих современных актеров, которые для меня самой воплощают профессию артиста, к которой я сама стремлюсь и к которой я бы хотела принадлежать.

Отражаются ли Ваши роли в театре на Вашей судьбе? Как Вы от этого спасаетесь? – Конечно, все это очень сильно переплетается... Когда я репетировала Анну Франк – есть такое приспособление для актрис-травести, называется «утяжка». Такой пыточный аппарат, плотная холщовая ткань, которая утягивает грудь, и у тебя в этот момент грудь исчезает. Я репетировала в этой утяжке, пока в какой-то момент не обнаружила, что у меня на самом деле стала уменьшаться грудь. Я не придала этому значения, а потом уехала на съемки фильма «Лунный папа», где играла беременную женщину. Мне там подкладывали искусственную грудь, и в какой-то момент я обнаружила, что уже ничего подкладывать не надо, что моя собственная грудь как-то доросла до этих пределов сама по себе, а вот здесь стали расти усы, которые мне до того подкрашивали, а тут они у меня стали пробиваться, и я приехала из Таджикистана очень интересным человеком... (аплодисменты)
Мы снимали девять месяцев, которые я прожила в этой стране, сначала я еще пыталась как-то ездить в Москву и успевать играть в спектаклях, потом я уже не успевала играть в спектаклях, я жила только там, я перестала чисто говорить по-русски – я сейчас не шучу – я приехала и очень боялась возвратиться в театр. Вдруг я поняла, что говорю «батинка, адын». Там эта речь витала в воздухе... и вот я с усами, таким измененным человеком... На самом деле съемки «Лунного папы» требуют отдельного повествования, потому что у меня не было ни одной работы, которая бы настолько сильно поглотила меня и превратила... Это было погружение в роль, в ситуацию – так, наверное, как могут себе позволить некоторые великие голливудские актеры, когда они готовятся, вживаются в роль – я так вживалась в Таджикистане... Там удивительной красоты природа... Я первый раз в жизни увидела, что такое сель: сначала – я не преувеличиваю – вот такие градины ледяные посыпались с неба, как маленькие яблоки, потом все заполнилось бушующей лавой, и весь городок, который был построен, – его снесло движением этого селя – с камнями, с песком охрового цвета – такой безумной стихией – и выдержал один домик, где сумела спрятаться вся наша группа. Архитектора, который строил этот домик, уволили, потому что он делал всё хорошо, а это для кино не нужно. И вот весь город снесло, а этот домик остался, и так съемочная группа спаслась. Там работали удивительные местные люди. Вообще, страна – я не знаю, как она сейчас – но тогда она была уникальна. Там ездили последние марки «Мерседесов» – проносились по пустыне – а дальше в основном ишаки, тележки, там в тот момент еще сено и пшеницу раскладывали по дороге, и машины и тележки должны были это сено как-то измельчить... Группа съемочная была тоже определенная, люди там работали такие, которые слова женщины вообще даже не слышали, кто это и что это говорит... Это был совместный проект с Германией, приехала девушка из Германии с огромным опытом работы в кино, она была управленцем, она знала, как собрать людей, как кого ставить на съемку, и вот эта женщина начала общаться с таджикскими мужчинами: ты пошел направо, ты садись в машину, вы идите туда... и непонятно было, то ли человек согласился, то ли не согласился... и расходились в разные стороны. Ничего не происходило, ничего не двигалось, она опять их собирала: я вам сказала: вы поехали туда – она говорила по-русски, не очень хорошо, примерно так: «Чулпан, не забудь поставить возбудильник на 6 часов». Так же она разговаривала с ними. В какой-то момент у нее был нервный срыв, пришлось ее отправить обратно в Германию, потому что ей справиться с некоторыми людьми было невозможно. Со мной снимался один немецкий актер – Мориц Бляйбтрой, настоящая звезда, привыкший к роскоши, к исполнению всего, что он захочет... Нас вдвоем возила машина на площадку после того, как нам делали грим, когда уже вся съемочная группа уезжала. И вот мы едем с водителем на площадку, едем-едем и вдруг понимаем, что вообще едем не туда, и я говорю: простите, а куда мы едем, какой-то другой дорогой? – Он говорит: Нет, у меня брат заболел, мы сейчас поедем в больницу, я передам ему арбуз, и потом поедем. Съемочный день этого артиста, который сидел рядом со мной, стоил таких денег, больше всего этого городка вместе с этой больницей вместе взятыми. Я ему говорю: нет-нет, этого не может быть. Мы уже час едем, пока мы приедем... На что он повернулся и сказал: тебе что дороже – брат или какое-то кино? В итоге Мориц безумствовал, рвал на себе волосы, кричал: ты что!!! Скажи, сколько все это стоит, вся эта техника, все камеры, все операторы, они нас там ждут! Но тот невозмутимо приехал в больницу, мы сидели в машине, ждали его, ждали достаточно долго... Он сходил к брату, вернулся, сказал: ну вот всё, и мы поехали... Как раз к закату мы вернулись на съемочную площадку... и сделать с этим были ничего не возможно, потому что они все мыслили особыми категориями... Какая погода будет завтра? – Ну, как Аллах скажет...
Это было такое удивительное приключение, которое закончилось тем, что, приехав в Москву, я боялась города, боялась людей, не понимала, как я начну жить своей прежней жизнью.

Одна из самых Ваших сильных театральных ролей – Маша Мухина в спектакле «Голая пионерка». Однако возникает вопрос, существовало ли в реальности такое явление – девочка в боевых частях в таком качестве – или же это в чистом виде фантазия автора книги?
– Ну, автор книги пишет, что это – реальная история, что у него на самом деле была встреча с прототипом героини романа «Голая пионерка», в городе Ленинграде, – но это я уже не могу сказать. Я, конечно, думаю, что мы играем спектакль не про конкретную девочку, которая стала святой, и пошла и вывела полк солдат, а про то, как эти подвиги сотканы из всех жизней, потерянных, кинутых в эту мясорубку, не задумываясь... Эта лавина людей все-таки состояла из живых людей. Там есть такая фраза: «Вы ничего, вы стреляйте, у нас людей много, у нас эти кончатся, вам других привезут...» – и мне кажется, что моя страна, в которой я живу, и сегодня до сих пор достаточно часто мыслит именно этими категориями – миллионами, эти кончатся – другие придут... Этот спектакль – это мой протест против такой позиции, это мое персональное высказывание, что это не так. Вся вторая мировая война и вся победа была соткана из конкретных маленьких подвигов, кому-то стоивших здоровья, кому-то стоивших жизни, – конкретных маленьких людей.

Спектакль Нины Чусовой «Мамапапасынсобака». Скажите, насколько оправдана площадная брань и нецензурные жесты? Публика уходила из зала, весь актерский состав, наверняка, переживал. Ваше отношение к такой форме самовыражения?
– Я помню этот спектакль, он был в городе Санкт-Петербурге. Этот спектакль, если кто-то не видел, я в двух словах расскажу: спектакль про то, как взрослые актрисы играют детей, которые играют во взрослых, т.е. наш взрослый мир, в котором мы живем, глазами наших детей. Если он кому-то кажется лучезарным, идеальным, то вы – счастливые люди, мне он таким не кажется. И мы попробовали увидеть глазами наших детей нашу современную взрослую жизнь. Нецензурных выражений в спектакле не было. Мы специально убрали из спектакля весь мат в том виде, в котором он всем знаком, это были такие словосочетания, и слова-выражения, и просто сама агрессия, которая была в этом спектакле, которые менялась потом к концу на одно-единственное слово, когда все дети сидели в песочнице и кричали: «Мама, я тебя люблю!». Этот спектакль был про то, что мы – взрослые, мамы и папы, должны обратить внимание на своих детей и посмотреть, что с ними происходит. А так как наши герои целыми днями болтались по игровым разрушенным площадкам, то конечно, они набирались вот этого ужаса и убожества, которым наполнена наша жизнь. Мата и нецензурных выражений там не было. Хотя я к этому отношусь так – если это оправданно и если спектакль нацелен именно на то, чтобы таким именно образом дать пощечину – реакцию, как страшно мы живем, то я думаю, что это возможно.

Хотела бы передать деньги для фонда лично Вам в руки. Как это можно сделать?
– Спасибо Вам огромное. Там в фойе стоит кэш-бокс – ящик для пожертвований фонда «Адвита». Это ваш питерский фонд, наши ближайшие друзья. На самом деле вся эта система благотворительности может развиваться только если каждый на месте будет начинать что-то делать. В Петербурге есть прекрасный фонд, очень честный, очень открытый, фонд «Адвита». Вот сейчас, в данный момент, я специально попросила девочек, чтобы они дождались конца сегодняшнего вечера. Можно опустить, я Вас очень прошу, опустить деньги туда, потому что девочки собирают деньги для маленького мальчика, ему три с половиной года, недавно прошла операция по пересадке костного мозга, его мама, Света, она сказала всем «спасибо», и что ему нужен препарат, называется Вифенд. Это злосчастный препарат, на который уходит масса денег, потому что он очень дорогостоящий. Одна упаковка стоит 26 000 рублей, а таких упаковок надо одну в неделю в течение нескольких месяцев. Если у нас сегодня в зале 500 человек и каждый хоть сколько-нибудь денег положит в этот ящик, я думаю, что мы хотя бы на месяц-два соберем ему эти деньги. Поэтому, пожалуйста, лучше положить деньги туда.

Чулпан, удавалось ли Вам когда-нибудь привлекать иностранных звезд к деятельности фонда? (второй вопрос не слышно, кажется, примерно, так – связывались ли Вы с иностранными фондами? Перенимали их опыт?)
– Мы никогда не пытались привлечь иностранных звезд. И мне кажется это бредом: почему иностранные звезды должны думать о наших детях, когда есть мы сами, с нашими удивительными музыкантами, артистами, которые никогда не отказывают и всегда рядом с нами. Тем более, что нам это удается. Ни с какими другими фондами мы не связывались, единственное, что мы пытаемся учиться и набираться опыта, чего в нашей стране практически нет, мы заново открываем велосипед. Этот опыт не всегда монтируется с нашей российской действительностью, потому что у нас такое законодательство, что это просто буквально «из болота тащить бегемота». Есть люди, которые хотят помогать, есть люди, которым нужна помощь, но соединить это так, чтобы и тем, и другим было легко – очень сложно. Неудобное законодательство, неповоротливые чиновники, которые мало что хотят менять. Поэтому что-то мы берем, конечно, в управленческом, хозяйственном плане от опыта зарубежных фондов, но мы сами должны пройти этот путь.

Расскажите о Вашей учебе в театральном ВУЗе. Какой ролью Вы больше всего гордитесь?
– Учеба в театральном ВУЗе была… Москва. 90-е годы. Черное время, совершенно такое непонятное, переходное время. Когда моя мама возила меня на вступительные экзамены в ГИТИС, мы с ней пошли в театр на Малой Бронной. На сцене было человек 14 артистов и в зале было вместе с нами 8 человек зрителей. Это буквально та ситуация, которая была на тот момент в театре. И мама с ужасом допрашивала меня, хочу ли я все-таки быть артисткой? – «Ты все-таки подумай, нет, ты все-таки посмотри вокруг и подумай». Я не знаю, что меня тогда толкало, сейчас я уже не могу ни вспомнить, ни понять. Но в то время, когда ни театра не было толком, ни кино не снималось, я пришла в театральный институт, у нас было восемь мастеров. И театральный институт (мой мастер – Алексей Владимирович Бородин) дал мне отличную закалку, потому что нас, после того как ты сделаешь этюд, сажали в центр аудитории, вокруг собирались 8 мастеров и все мои однокурсники и каждый должен был сказать насколько плохо ты сейчас то или иное сыграл. – Плохо, плохо, плохо, плохо…. И я очень переживала и не понимала, почему я уехала от любимых родителей, от любимого дома, я страдала, мне было одиноко, я плакала в подушку, я мерзла, я недоедала, я не понимала, почему я опять в очередной раз сажусь и мне опять говорят: «плохо, плохо, плохо, плохо….». Пока в какой-то момент я не поняла, что, «боже мой, так же, наверное, будет всю жизнь, и в этом-это и есть школа, чтобы научиться где-то услышать правильное «плохо», а какие-то другие «плохо» просто не замечать. И идти, и идти по этой дороге маленькими шагами куда-то… куда-то в нужном направлении.

В одном интервью на вопрос «Что бы Вы посоветовали Вашей старшей дочери?» Вы ответили: «найти свои грабли». Это Ваше смелое заявление для мамы. Что подвигло Вас на такой ответ?
– Потому что я не знаю, как можно уберечь детей. Я бы с удовольствием надела на них хрустальный купол и жила бы вместе в этих условиях и всю жизнь бы прожила, вместе с ними вышла замуж, рожала детей, присутствовала бы при всем… и никому бы не отдавала и не отдала бы в жизни, вот так как клуша сидела бы с ними, с удовольствием. Но это никогда не получится, этого не будет, поэтому чем раньше они найдут свои грабли, научатся эти грабли дальше распознавать, хотя это очень сложно, тем лучше. Да, в этом, наверное, и есть самый главный родительский подвиг – отпустить детей в их ошибки, в их жизнь.

Назовите книги, которые произвели на Вас самой сильное впечатление.
– Их очень много. Каждый раз, когда начинаются вопросы с перечнем фамилий или названий, я сильно теряюсь… Цветаева, безусловно; и безусловно Достоевский, он как-то ко мне очень вовремя пришел в конце школы; безусловно, Бродский; в какой-то момент, тоже в такой переходный, когда страна находилась в этом непонятном распутье – Бердяев. Ну а дальше… я недавно смотрела фильм «Мы, нижеподписавшиеся», там Куравлев произнес фразу, которая и про меня лично тоже. Он сказал: «нет, я не умный человек, я просто – думающий дурак». Вот я – думающий дурак, я очень люблю читать и читаю… самая большая радость в моей жизни сегодняшней – это сидеть или лежать с книгой и с упоением в нее погружаться.

Что вы скажете о Юрии Шевчуке? Ведь он Вас едва не поссорил с Путиным, когда на вечере в Михайловском говорил не по теме.
– Я, конечно, не могу назвать Юру своим другом, потому что это тоже ответственно. Это человек, который, я уверена, войдет в историю современной России. И как творческая личность, и как борец-одиночка, честный, смелый, может быть иногда похожий на Дон-Кихота, но делает это все по настоящим импульсам собственной совести и внутренней личной свободы. Встреча с Путиным была хитро устроена. Тогда это был благотворительный концерт, все актеры и музыканты, которые там были, собрались, чтобы помочь детям, но администрация Путина сказала, что до концерта будет некая встреча с интеллигенцией. Интеллигенция должна высказать (меня об этом попросили) все свои наболевшие вопросы. «Пусть не сидят, пусть не молчат, пусть говорят» – сказали мне. И, мне кажется, это было таким, наверное, продуманным ходом, потому что вся та интеллигенция воинствующая… все-таки там была Лия Ахеджакова – борец за справедливость, которая сидела всю встречу вот так вот, понимая, что если она сейчас скажет, то… Олег Басилашвили тоже, который сдерживал себя… мне кажется, это было какой-то частью сценария, что многие люди не посмеют перед благотворительным концертом испортить атмосферу. Я могу ошибаться, но мне так кажется…. И, собственно, встреча была для того, чтобы эти люди сказали, и Юра был единственным человеком, который сказал вот так в лоб. Даже не обиделся, когда Путин сказал: «Простите, Вы кто?» Юра сказал крылатую фразу: «Я – Юра, музыкант» и как-то очень все внятно и доступно сказал – я подписываюсь под каждым его словом. Он говорил, что мы живем в феодальной стране, у нас нет свободы слова, когда же это все закончится? Поэтому он меня не старался поссорить.

Ведете ли вы здоровый образ жизни? Курите, выпиваете, легкие наркотики? Иногда создается такое впечатление, что Вы – женщина без греха.
– Если можно вести самый нездоровый образ жизни, то это мой образ жизни. Я пыталась не курить и не курила почти 2 года, для меня это было подвигом, я мечтала о сигаретах каждую секунду, это ужасно. Это мне мешает, мне тяжело дышать, мне тяжело играть. Но я настолько слабый человек, что пока, вернувшись опять к курению, я не могу от этого отказаться. Я не употребляю никаких наркотиков, я выпиваю, конечно же, я очень и очень – не без греха, нормальный живой человек, слабый, не справляющийся…

Какое у Вас любимое стихотворение? Можете ли Вы его прочитать?
– Видимо, из-за того, что я училась в математической школе, у меня всегда должна быть теорема, которую нужно доказать, или аксиома, которую не надо доказывать. Поэтому и любимые стихотворения, они, видимо, такие. Шарль Бодлер. Стихотворение называется «Плаванье». (читает стихи)
http://www.magic-lamp.com.md/art/slovo/bodler.html

Насколько актуальна в нашей стране безадресная помощь, т.е. если собирать не на конкретных детей, а просто в помощь фонду, которому мы доверяем? У фонда «Подари жизнь» на сайте есть сбор на лекарства. Жертвовать ли людям?
– Да, это, конечно, всегда сложнее. Всегда на конкретного ребенка собрать проще. Но для того, чтобы фонд развивался, безусловно, нужно и покупать оборудование, и закупать дорогостоящие лекарства, и оплачивать поиск донора костного мозга, которого нет в нашей стране, а это стоит каждое типирование – 15000 евро, и оплачивать самолеты врачам, которые поедут за этим костным мозгом, и оплачивать службу, которая занимается донорством крови, которая собирает кровь, и оплачивать оборудование на эту кровь, и оплачивать поездки врачей, которые ездят по регионам и просвещают там, читают лекции, и оплачивать поездки наших врачей, которые ездят за рубеж, и просто поддерживать врачей, потому что на эту «шикарную» зарплату врача в современной России не сильно разбежишься, а такие специалисты – у них тоже семьи, и у них масса возможностей уйти куда-нибудь в коммерческую структуру и прекрасно зарабатывать там, и создавать волонтерское движение, а это значит – должны быть люди, которые весь свой рабочий день отдают на работу с волонтерами, которые работают с детьми. А это все безадресная помощь, не на конкретного ребенка, а помощь на вот эти программы фонда. Собирать на эти программы сложнее, но здесь нам помогают серьезные, большие компании, которые берут на себя… например, говорят – мы берем на себя программу «обучение врачей», и вот они уже несколько лет с нами.

Что Вас вдохновляет? Какая Ваша маленькая слабость, о которой Вы мечтаете в потоке непрерывной деятельности? Что Вас за последнее время удивило и впечатлило?
– Вот это вот «плывущие – чтобы плыть, живущие – чтобы жить». Я очень стараюсь, чтобы меня вдохновляла каждая секунда, мгновение этой жизни, ваши лица, которые я вижу сейчас напротив, то, что вы пришли, моя семья, мои дети, мой муж, мои родители, мои друзья, моя работа… прочитанная книга, просмотренный спектакль... мне кажется, мы не имеем права не радоваться этой жизни, имея такую возможность, какой бы она тяжелой и непростой нам не казалась. Я стараюсь так жить, я не могу сказать, что у меня всегда получается, но я очень пытаюсь это делать. Маленькая слабость, о чем я очень сильно мечтаю, – это чтобы у меня был выключен мобильный телефон и рядом были мои дети и моя семья, и весь мой мир был собран и сконцентрирован только в этом месте. И это – слабость, радость, сильность. Большей слабости у меня нет. Нет, то есть у меня огромное количество других слабостей, но это – та слабость, то блаженство, к которому я хотела бы прикоснуться.
Что удивило… Я смотрела спектакль, который привозил Робер Лепаж, спектакль «Эоннагата» с прекрасной современной балериной Сильви Гиллем, и там было много моментов, которые меня удивили.
Что меня впечатлило? Не знаю… Впечатлил вид из окна гостиницы, в которую меня поселили… Петербург, крыши, и сегодня я наслаждалась этим видом.

Есть ли планы в ближайшем будущем на работу в Театре Наций с Евгением Мироновым?
– Пока они такие очень невнятные, расплывчатые, не могу пока сказать.

Вы очень редко бываете со спектаклями в Питере, к сожалению. Что мы сможем увидеть с Вашим участием в Питере летом или осенью?
– Пока тоже, к сожалению, ничего, я очень люблю бывать со спектаклями в Питере, но в октябре Женя Миронов открывает театр Наций, и вся гастрольная деятельность Театра Наций пока остановлена. Новый спектакль, который поставил Женя Арье в театре «Современник», – там такая громоздкая декорация, что, боюсь, мы с этим спектаклем никуда не поедем никогда в жизни.

Как Вам удается держаться на плаву? Что поддерживает Вас и помогает верить в жизнь, в то, что чудо возможно? Ведь в мире столько зла и несправедливости.
– Я уже сказала, что … мне кажется, только люди, и дружба, и любовь могут помочь удержаться на плаву, потому что выжить в этом мире, где столько страданий и столько боли – это невозможно. Я – нормальный живой человек, и эта работа в фонде, так же как в фонде «Адвита», девочки, которые сегодня там стоят около кэш-бокса, прекрасно знают, что это такое, когда ты любишь ребенка, когда ты прикипаешь к нему, когда ты надеешься, надеешься, и общаешься с ним, видишь его глаза, и он вот так вот трогает тебя за нос, и это все живое, это настоящее… И ты понимаешь, что это не может случиться и что на этот раз этого не будет, и тем не менее это происходит и тебе опять не на чем стоять, это выбивает почву из-под ног и ты не можешь дышать, и ты думаешь: «Да пошло это все к черту! Это невозможно – этим заниматься». И помогают люди, которые мне говорят: «Слушай, ну ты что? Давай!», те, которые рядом – близкие, любимые, друзья. Иначе мне бы никогда в жизни не хватило сил этим заниматься. Поэтому даже в такой экстренной ситуации не надо отчаиваться, надо как-то идти дальше. Мы же все равно не знаем, для чего мы здесь находимся, что мы делаем на этой Земле... Поэтому не надо сильно расстраиваться. Должен быть какой-то баланс между справедливостью и несправедливостью, видимо…

Посмотрела «Дети Арбата», я тогда была в 10-м классе. Покорена Вашей игрой. Именно тогда я Вас заметила, уже потом следила – «Гарпастум», «Страна глухих», но Варя Иванова буквально запала мне в душу. Чулпан, скажите, пожалуйста, какая Ваша роль для Вас самая важная? Какая, может быть, легче всего далась, какая казалась самой настоящей? И что Вы думаете о Варе и книге Рыбакова?
– Какая моя главная роль – я вам не смогу сказать, потому что это – мои дети. Есть хорошие дети, послушные, есть – непослушные. На сегодняшний день все роли, которые я играю – главные. Есть роли, которые даются с огромным трудом. У меня есть такой спектакль «Голая пионерка», и есть такой спектакль «Бедная Лиза», когда ты выходишь просто не на жизнь, а на смерть, и понимаешь, что ты должен на сцене выстоять, выговориться и выстоять, а это такие физически сложные спектакли, может быть еще «Рассказы Шукшина» тоже, которые опустошают и выматывают до последней капли. Мне только тогда интересно играть и работать, когда мне есть о чем сказать. Когда мне не о чем сказать (у меня нет таких ролей), мне это абсолютно становится неинтересно. Варя Иванова – это был эксперимент. Я никогда до этого не снималась в сериалах. Андрей Андреевич Эшпай долго ходил вокруг меня кругами и объяснял, что вот, это такая книга, трилогия, вот – партнеры, вот – это снимают на камеру, на пленку, а я очень боюсь такой сериальной картинки на видео… мертвой…, и убедил, и я ему очень благодарна, потому что это было цветное, наполненное творчеством, яркое время, весь съемочный период.
Я получила огромное количество шишек за эту роль, потому что Варя Иванова выглядела вульгарной, хамкой и так далее, и я абсолютно с этим согласна. Я строила на этом роль. Потому что мне хотелось показать вот этот вот диапазон внутренней ее чистоты, к которому она приходит в финале, начиная спасать всех подряд, и вот в этом поступке и в этой вечной любви… мне хотелось, чтобы в этой девочке, такой уличной, вульгарной, выросшей без отца и матери, с такой прямолинейной старшей сестрой, заточенной на победу коммунизма, что вот в этой уличной девочке, которая курит, красит-пергидролит волосы, морковная помада – вдруг к концу фильма вырастет личность, которая совершает поступок и ждет своего любимого всю свою жизнь.

Как Вы реагируете на непредвиденные ситуации во время спектакля?
– Я заканчиваюсь просто сразу. Это меня очень сильно выбивает. Когда в Петербурге мы играли «Мамапапасынсобака» – там есть сцена, где я бью пустой бутылкой девочку, которая играет в нашей игре собаку, и говорю ей: «Ты – противная собака, вонючая собака…» Вдруг в зале встали люди и сказали: «Это вы, москвичи – вонючие, это вы привезли сюда…» И я сразу стала отходить, отползать, и Галя Петрова за шкирку вывела меня на авансцену... Это была одна история. И еще одна прекрасная история – был спектакль «Сильвия», я играла там с Тараторкиным, и в самую важную сцену, когда собаку должны отдать (я играю его собаку) другим людям… я переживаю, хозяин мой переживает, все в слезах, мы сидим, Тараторкин мне говорит, говорит: «не волнуйся, я буду тебя навещать…». И вдруг я вижу, это было в театре Маяковского, по центру зала идет человек в костюме, с книгой, медленно идет, смотрит мне прямо в глаза, поднимается по ступенькам, встает и говорит: «Ну вот, и я на сцене». Я потерялась сразу же… Тараторкин, увидев мои глаза, в секунду сориентировался, взял его вот так вот, обнял и сказал: «нет-нет, дорогая, что ты, это совсем не тот человек, которому я хочу тебя отдать» и увел его за кулисы.
Поэтому я… это на самом деле очень непрофессионально, это очень плохо. Я – «колючая», меня можно расколоть одним взглядом, что меня будут сейчас смешить, можно даже не начинать дальше смешить, я уже буду смеяться, и я не справляюсь с этим.

Что Вы рассказываете своим дочерям о любви, деньгах, добре и зле? Хотите ли вы еще детей? Или трое – это достаточно для материнского счастья?
Знаете, я как-то не задумывалась, что я должна буду их так вот посадить и рассказать: «сегодняшняя тема – о любви»… «а сегодняшняя тема – про деньги».
Я очень стараюсь, как-то своим примером… На чем я пытаюсь настаивать в так называемом воспитании, хотя я никого еще не воспитала, они у меня еще маленькие, – это на их уважении к их желаниям. И я очень боюсь говорить «нет», не обсудив это с ними, я очень боюсь быть категоричной, потому что мне хочется видеть в моих детях друзей и детей, которым хочется сказать правду, чтобы потом избежать в дальнейшем ситуации вынужденной лжи и обмана. Я очень хочу еще детей, но у меня нет такой возможности, потому что трое детей – это огромная ответственность. Одна хочет в этот момент гулять, а с другой надо делать уроки, а маленькая хочет еще чего-нибудь, и ты не можешь разорваться. И я просто понимаю, что даже если бы у меня было 200 тысяч нянь, все равно я – мама, и я как мама должна быть с ними, и я понимаю, что у меня нет такой возможности уделить им столько внимания, сколько бы мне хотелось.

Далее Чулпан читает стихи:
«Есть счастливцы и счастливицы...»
– Это стихотворение Марины Цветаевой. Я его посвятила сейчас Диане Арбениной, которая должна быть где-то в зале, наверное, потому что … «и раз голос тебе, поэт, дан, остальное взято».

Сейчас еще одно последнее стихотворение про то, наверное, как это… ежесекундно пытаться любить жизнь.

(Чулпан читает стихи Цветаевой «Последний моряк»)
«О ты – из всех залинейных нот
Нижайшая...»


– Спасибо вам большое.
– Уважаемые друзья, пожалуйста, не забудьте о том, что я вам сказала про ящик, который стоит в фойе. Потому что это не зависит от количества денег, которые вы опустите, это зависит от той энергии, которую мы сейчас отдадим этому ребенку и которая не может просто так, я уверена, бесследно испариться в этом театре и не двинуться дальше в направлении него.
Спасибо большое. Всего вам самого доброго.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Re: Творческий вечер Чулпан Хаматовой 14 июня 2011
СообщениеДобавлено: 14 Июнь 2012 10:16 
Не в сети
Форумчанин
Аватара пользователя

Зарегистрирован:
06 Октябрь 2010 10:24
Сообщения: 1028
Откуда: Харьков
Спасибо огромное Чулпан, Сергею и Римме! :)

Очень большая радость. Сижу, читаю и улыбаюсь, как "думающий дурак".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
[ На главную сайта ] [ Биография ] [ Работы в театре ] [ Работы в кино ] [ Фотографии ] [ Интервью ] [ Ссылки ] [ http://khamatova.info/ ]
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB